Технологии Robin для корпораций

Технологии Robin для корпораций

Robin: фокус на потребностях крупных заказчиков и безопасности платформы RPA

Компания Robin является отечественным разработчиком платформы RPA, которая первой была включена в Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных. По мнению экспертов, отечественные платформы RPA отличаются от зарубежных продуктов не только ценой, но и гибкостью подходов. Недавно выпущена версия 2.0 платформы Robin RPA. Александр Врубель, технический директор Robin, рассказал о ее особенностях и стратегии компании.

Технологии Robin для корпораций

Александр Врубель: «Мы фокусируемся на потребности крупных российских компаний, у которых более высокие требования к надежности, безопасности, масштабируемости и контролируемости информационных систем».

— Как вы оцениваете технологическое состояние рынка продуктов RPA в нашей стране и динамику спроса российских компаний на эти продукты?

Спрос на RPA-решения растет, а вместе с ним — и конкуренция среди платформ. Но, к сожалению, российский рынок RPA-платформ двигается с задержкой относительно мирового. Большинство российских платформ сейчас находятся на уровне продуктов, обладающих минимальными достаточными для удовлетворения потребителей функциями (minimum viable product, MVP), хотя они позиционируются как полноценные промышленные решения. Это иногда приводит к негативному восприятию заказчиками RPA как технологии и тормозит развитие нашего рынка в целом.

— Компания Robin фокусируется на потребностях российских организаций. Каковы их основные требования к RPA? Каким образом они отражаются в ваших разработках?

Мы фокусируемся на потребности крупных российских компаний, у которых, как правило, более строгие и формализованные требования к надежности, безопасности, масштабируемости и контролируемости информационных систем.

Удовлетворяя требованиям крупного бизнеса, мы, следовательно, удовлетворяем требованиям и организаций меньшего масштаба. Систему всегда можно упростить, удешевить инсталляцию за счет отказа от ряда компонентов, обязательных для развертывания в крупных компаниях. Причем вплоть до того, что мы можем поставлять систему в автономном (standalone) варианте без серверной части.

Первое и, наверное, самое важное отличие нашего решения от зарубежных разработок — особое внимание к безопасности. В конечном итоге создание робота — это разработка программы. А теперь представьте, что на предприятии сотни человек ежедневно выпускают и выполняют в локальной сети новые программы, которым нужен доступ к корпоративным системам. Такое поведение сильно отличается от действий любой другой информационной системы, для которой еще на этапе внедрения фиксируются ее потребности и поведение, просчитываются риски безопасности. В случае эксплуатации системы роботизации картина меняется ежедневно.

А для того чтобы взять под контроль все процессы создания и эксплуатации роботов (включая периодически возникающие фазы доработки и тестирования), в основу платформы роботизации необходимо заложить функции, дающие ответы на вопросы, возникающие у служб безопасности и эксплуатации информационных систем. Их требования, скажем прямо, непростые.

Например, в службе безопасности хотят знать о старте каждого робота, даже на этапе разработки. Администраторы роботизируемых систем хотят контролировать действия не только каждого робота, но и системы роботов, взаимодействующих друг с другом непосредственно либо через информационные системы предприятия. Представьте, что в группе роботов, собранной для решения комплексной задачи, один из роботов начинает делать свою работу немного по-другому. В результате вся система станет непригодной к эксплуатации.

Поэтому необходима возможность не только создавать подобные системы, но и обновлять их, а также откатывать изменения. Технические решения, позволяющие отрабатывать такие сценарии, должны быть заложены в самой основе платформы, где дается определение того, что такое робот и каков его жизненный цикл.

Технологии Robin для корпораций

— Вы анонсировали платформу 2.0, разработанную с нуля. Каковы ее основные преимущества? Как сохраняется преемственность с предыдущими решениями?

Я считаю, что основное преимущество — идеологическое, позволяющее внедрить методологию разработки и эксплуатации, способное удешевить данный процесс и повысить уровень его контролируемости. В новой версии платформы мы разделили функции разработчиков на две отдельные роли — «разработчики действий» и «разработчики роботов».

Первые создают действия с использованием языков программирования и набора готовых библиотек. Именно они формируют новый исполняемый код. Вторые создают роботов, используя только готовые действия, они не могут разработать новый исполняемый код. Разработчиков роботов, которые составляют алгоритм робота, используя только существующие действия, требуется значительно больше, чем разработчиков действий.

Такой подход имеет несколько преимуществ. Одно из важнейших — безопасность. Новый исполняемый код (включая обращение к функциям операционных систем и вызов функций сторонних библиотек) создается только разработчиками действий. Результат их труда можно легко проверить для выявления использования небезопасных функций. Реализация действия удостоверяется личной цифровой подписью разработчика. Таким образом, осуществляется контролируемый ввод в эксплуатацию нового исполняемого кода небольшими, строго специфицированными частями.

Менее дорогие разработчики роботов используют созданные программистами действия. В других же платформах роботизации разработчики роботов вынуждены обращаться к языкам программирования. В результате это демотивирует часть из них, а другие превращаются в программистов и начинают оценивать себя как более дорогих специалистов. В итоге в компании формируется неоправданно большой и дорогой штат сотрудников, работающих в области роботизации.

В то же время, в результате явного разделения функций и ответственности в команде разработки, у пользователей нашей платформы появляется возможность отдать на аутсорсинг работы по программированию. В результате, когда со временем объем трудозатрат, необходимых для автоматизации предприятия, уменьшится, не возникнет вопрос об использовании простаивающего коллектива программистов.

Что же касается преемственности, то основным приложением платформы, с которым имеют дело пользователи, конечно же, является студия разработки роботов. Насыщая новую версию студии новыми возможностями, мы постарались сохранить простоту использования и привычную компоновку панелей управления предыдущей версии.

— Какие новые функции версии 2.0 вашей платформы наиболее важны для российских компаний?

Клиенты заинтересованы буквально во всех новшествах платформы 2.0. Наиболее ожидаемые из них: способность роботов работать в компьютерах с ОС Linux; расширенные возможности управления правами (например, разрешение работы определенных роботов только на определенных машинах или управление правами групп пользователей на использование групп роботов); контролируемость системы. Контролируемость всегда позволяет определить, кто, когда, где и какого робота создал или запустил, какие ресурсы потребляют те или иные роботы и почему это происходит, в каких роботах используются действия определенного типа и версии.

— Насколько такие функции, как мультиплатформенность и поддержка различных языков программирования, реально востребованы российскими предприятиями?

Мультиплатформенность — это и веяние времени, и функциональность платформы, в которой заинтересованы практически все крупные заказчики, особенно в условиях активных процессов импортозамещения.

Теперь о создании действий на различных языках программирования. Все зависит от того, какие программисты есть у заказчика, причем здесь и сейчас. Чаще всего нас просят предоставить возможность использовать C# и Python. Наша платформа позволяет создавать также действия и на Java, но почему-то этим языком интересуются реже. Наверное, Java-программисты слишком дорогие для их использования в RPA.

— Осуществляется ли доработка ПО RPA в соответствии с требованиями крупных заказчиков? Насколько часто и как быстро это происходит?

Это происходит постоянно. Скорость доработки зависит от ее критичности. Если без некоторого функционала у клиента наступает «ступор» и невозможно завершить проект в срок, мы, конечно же, включаемся и решаем проблему. И новую студию проектировали с учетом требований наших крупных клиентов. На самом деле у профессионалов, работающих с RPA, «накипело» очень много всего. Поэтому слушаем, анализируем и шаг за шагом реализуем.

— Основной функционал платформы Robin предназначен для пользователей, не имеющих технической подготовки. Какие практические результаты это дает и насколько усложняет разработку?

Практически это упрощает разработку. Robin с самой первой версии был очень простым инструментом с точки зрения пользователя. Сначала в нем не было механизмов, позволяющих просто реализовать очень специфичные требования, и мы, так же как и другие вендоры, разрешали делать вставки на языке программирования. С выходом второй версии, как я уже говорил, если правильно дифференцировать разработчиков на программистов действий и конструкторов роботов, то работа еще больше упрощается и для тех и для других. Теперь отсутствует возможность «по-быстрому» вставить в робота код на языке программирования, который потом кто-то еще должен поддерживать, а есть осознанное оформление этого кода в специфицированное действие.

— Каким образом реализован полный отказ заказчиков от программирования?

Невозможно полностью отказаться от программирования. Всегда возникает ситуация, когда не хватает какого-то действия или лучшим решением является именно создание нового действия на языке программирования. Мы не говорим, что не надо программировать, мы говорим, что надо разделять создание действий программистами и конструирование робота, чем занимаются либо бизнес-аналитики, либо сами пользователи роботов.

— Импортозамещение — не только переход к отечественному ПО, но и доступ к недостающей функциональности для российских пользователей. Какие свойства платформы Robin RPA, включая машинное зрение, отличают ее от зарубежных решений?

Мы являемся партнерами многих российских технологических компаний и активно используем их достижения, например, в работе с русскими текстами, включая классификацию неструктурированного текста и извлечение сущностей, а также с русской речью, где используем технологии распознавания и синтеза речи.

— Как вы применяете решения на базе искусственного интеллекта и каковы перспективы этого направления?

В нашей платформе есть классификатор текстов, который достаточно часто используется на практике. И, пожалуй, это все, что требуется сегодня. Все разговоры про ИИ в связке с RPA пока видятся неким «хайпом». Когда поймем, что это действительно нужно, то включим в платформу. В наше время это уже не проблема, собственные реализации нейронных сетей создавать не нужно, так как есть огромное количество решений и проприетарных, и с открытым исходным кодом. Необходимость использования искусственного интеллекта выливается в привычную интеграцию с существующим движком ИИ. Все зависит от спроса: будет спрос на решение задач средствами ИИ — будут и решения.

Источник