Стивен содерберг: трудно быть шведом

Кроме громкого имени в киноиндустрии, Стивен Содерберг есть превосходным собеседником, исходя из этого ресурс ComingSoon не захотел упускать возможность поприсутствовать на двух пресс-конференциях, проходивших в Нью-Йорке, на которых Содербегр сказал о собственном инновационном фильме «Че». Ниже мы приводим самые интересные моменты интервью с обеих встреч.

Не могли бы вы поведать о том, в то время, когда в первый раз у вас зародилась мысль снять фильм о Че Геваре?

Идею подкинули мне Бенисио Дель Торо и Лора Бикфорд, в то время, когда мы трудились над фильмом «Трафик». В то время, когда не ты являешься инициатором проекта, то наблюдаешь на него под другим углом, и время от времени это совсем хорошо. Я имею ввиду, что был более беспристрастным довольно некоторых моментов, каковые, без сомнений, имели место, и где мы должны были принимать и принимали тяжёлые ответы, либо, по крайней мере, я ощущал себя комфортно наряду с этим, в силу того, что в некоем роде, я швед, трудящийся с чужой мне культурой. У меня не было эмоционального багажа, что имел возможность бы быть обузой любого другого на моем месте и я имел возможность сообщить в любую секунду: «Так, мы вырежем все события, начиная от Granma («Гранма» (ежедневная газета ЦК Компартии Кубы, прим. Редакции) и до L’Vero, в силу того, что по сюжету мы должны это сделать». Было довольно много всякого дерьма, которое случилось в первые полгода Кубинской Революции, но для меня это все не родное, и исходя из этого мне легко подняться в сторонку и сообщить: «Вот это необходимо отрезать».

Поведайте, прошу вас, о том, где проходили натурные съемки.

К сожалению, из-за моего американского гражданства мне не было возможности снимать на Острове Свободы, но Госдеп дал нам разрешение путешествовать, сколько мы захотим. Мы этим воспользовались и, по крайней мере, взяли представление о тех местах, где происходили события. Первую часть фильма мы снимали в Мехико, Пуэрто-Рико и Нью-Йорке, а вторую часть – в Испании и Боливии. Оказалось, что один юноша, что трудился над фильмом, был родом из Ла Игера. И в то время, когда он с группой приехал на съемочную площадку, ко мне, где мы на данный момент сидим, и которую мы перевоплотили в Ла Игера, он остолбенел и сообщил: «Да это же то самое место, где я вырос!» Из этого возможно сделать вывод, что отечественный декоратор Антксон Гомес проделал фантастическую работу.

По какой причине вы решили поделить фильм на две части?

Мы начали с Боливии, но по ходу дела осознали, что этого не достаточно: «Значит так, ты по-настоящему не осознаешь Боливию, пока не заметишь Кубу, а после этого он (Че) отправится в Нью-Йорк, и это классно, и мы обязательно должны встретиться с ним встречу с Фиделем в Мехико». В общем, события увеличивались, как снежный ком, и сценарий становился все толще. Он усложнялся, все то, что мы уже решили, необходимо было производить перерасмотрение. К счастью для нас, все те люди, каковые занимались проектом, сначала были настроены весьма оптимистически и готовься , в случае, если нужно, переделать все, чтобы оказалось две части. Но в глубине души, я думаю, все мы видели данный фильм одной громадной картиной. И если бы это произошло, зрители смогли абсолютно погрузиться бы в нее на четыре с половиной часа. Это было бы лучшее ответ, и лишь физиологический фактор мешает его осуществлению. Лишь в Штатах фильм будет демонстрироваться в полной версии. В других же государствах – в двух частях.

По какой причине вы решили исключить деяния Че в Африке?

Ну, в случае, если фильм соберет 100 миллионов американских долларов, я сниму и третью часть. Мы об этом говорили. История Че в Конго – пленительна. Мы практически отобрали материал для маленького фильма о событиях в Конго, а после этого в Праге, куда он отправился по окончании борьбы залечивать раны и где написал весьма самокритичную книгу о том, что произошло в Конго. Похожий на правду ответ: у нас не хватало денег, дабы сделать это. И без оглядки на то, что это — захватывающая глава, она не совсем вписывалась в идею книги, которой мы закончили. В то время, когда мы лишь начинали работу над фильмом, он был лишь о Боливии. И в середине процесса мы внезапно поняли, что Боливия не растолкует многое без Кубы, в силу того, что вы все время станете задавать вопросы себя: «Отчего же он просто не ушел, в то время, когда все стало так не хорошо?» Необходимо заметить, что произошло на Острове Свободы, чтобы выяснить, по какой причине он пологал, что у них вправду окажется осуществить все это. Вот так все началось с в полной мере осуществимого фильма, выросло до ГИГАНТА, и, в следствии, распалось на две части. Мы изучили целый материал и наткнулись на высказывание одного африканского пламенного революционера, Виктора Дреке, сражавшегося с Че, что сообщил о нем так: «Че скорее взглянуть в глаза смерти, чем правде», — и я пологаю, что это самое верное его описание.

Если бы Че был жив на данный момент, как вы думаете, что бы сообщил о современной Кубе? А коль это не верно, то, что сообщите вы?

На данный вопрос все желают знать ответ, и, само собой разумеется, никто не имеет возможности знать точно. Глядя на то, что на данный момент происходит на Острове Свободы, я не пологаю, что нам потребовалось довольно много ума, дабы снять то, что мы сняли. Я думаю, возможно было предпринять другие шаги с отечественной стороны, дабы диалог стал более дешёвым. Я поражен тем фактом, что эмбарго еще длится, для меня это дикость, и я не вижу в этом никакого смысла. Я, лично считаю, что если ты желаешь положить эмбарго финиш, тебе направляться наводнить собственную страну туристами.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: