Роберт паттинсон: я стараюсь не пойти ко дну.

Прошел ровно год с тех пор, как вампирская сага Сумерки, рассчитанная на подростковую читательскую аудиторию, превратилась в кинофраншизу, второй фильм которой – Сумерки. Сага. Новолуние — выходит в прокат 20 ноября. Сумерки превратили задумчивого и сопротивляющегося всеобщей истерии Роберта Паттинсона в знаменитость мирового значения.

Со времен Титаника, когда о Леонардо ДиКаприо грезило практически все женское население планеты, не было молодого актера так неистово преследуемого девушками и папарацци, о котором бы распускали столько слухов и чьи фотографии печатались бы на обложках как серьезных изданий, так и таблоидов. В декабрьском номере журнала Vanity Fair будет напечатана статья, состоящая из интервью Роберта Паттинсона, Кристен Стюарт и некоторых других членов команды Сумерек. О том, каково это быть Эдвардом Каленом, о дискомфорте и об отношении к гормональной истерии среди фанаток, Паттинсон говорит ниже.

Вместо того, чтобы общаться напрополую с супермоделями, Паттинсон, пожитки которого весь последний год умещались в трех чемоданах, чувствует себя подавленным, смущенным и виноватым.

Я стараюсь не пойти ко дну,- говорит актер в своем номере гостиницы San Diego Hard Rock Hotel, в котором то тут, то там валяются пустые пивные банки, тарелка с недоеденной яичницей, половика батончика Twix и грязные джинсы на полу гостиной. Затем Паттинсон замечает, что из гостиной видна спальня с разобранной кроватью: О, Боже, извините, я забыл ее застелить.

Я безумно смущен тем, что происходит вокруг меня, — признается Паттинсон. Я не провожу безумные ночи в крутых клубах – даже если бы я и осмелился туда пойти и не реагировать на толпу, которую соберу вокруг себя – я бы предпочел поваляться дома на диване с хорошей книгой.

Кстати говоря, во время съемок некоторых сцен перед армией нью-йоркских папарацци, которая следовала за ним по пятам, он был напуган до смерти.

Выросший в небольшой деревушке под Лондоном, желая стать то ли музыкантом, то ли актером, Паттинсон болезненно застенчив, что касается его талантов и внешнего вида и абсолютно смущен слепой преданностью его поклонниц.

Вопреки очевидному факту, что он – изысканный красавец с чувственными губами и лицом, о котором, возможно, грезили поэты эпохи Романтизма, Роберт причисляет себя к героям мультипликации. Одна его нога короче другой, и поэтому он считает, что выглядит как идиот.

Он уверен, что люди сходят по нему с ума только потому, что он все время говорит о том, что не может покинуть свой гостиничный номер. И также расценивает неумение пользоваться почитанием своих поклонников как собственный недостаток. Думаю, я не тот парень, на которого должна делать ставки хорошая кинофраншиза. Я человек непубличный.

Первым значительным фильмом, которым Паттинсон, привлек себе внимание продюсеров Сумерек, был Гарри Поттер и кубок огня. Но если бы он мог выбирать, он бы играл неловких измученных аутсайдеров.

Режиссер Оливер Ирвинг, работавший с Паттинсоном в фильме Как быть, вспоминает: Он заставлял свои глаза слезиться, выкладывался по полной даже хлестал сам себя по щекам, чтобы выглядеть как можно хуже, в то время, как проходившие мимо нас люди думали: Что, черт возьми, с этим парнем?.

Когда играешь человека со странностями, у тебя всегда есть оправдание да я же играю чудака!, — объясняет Паттинсон.

Однако, поведение актера во время съемок Сумерек, как вспоминает Кэтрин Хардвик, было далеко от антиобщественного: Роберт был всегда навеселе и завлекал Стюарт и других членов актерского состава в свой номер, чтобы сыграть им на гитаре. Сексуальная привлекательность выплескивалась за кадром. Роб и Кристен испытывали друг к другу разнообразные чувства. Сложные чувства с обеих сторон. И нам это было нужно: запутанные напряженные отношения.

Со своей стороны Паттинсон говорит о Стюарт так: Ей было важно только как я справлюсь со своей ролью. Мило иметь кого-то под боком, кто был бы совершенно индифферентен ко всем прочим вещам кроме работы.

Сплетни и романтические отношения Паттинсон комментирует так: Неважно, что ты говоришь репортерам. Мы буквально были на разных концах страны, а вокруг все говорили о секретном свидании. Какое свидание? Да я из номера выйти не могу!.

Стюарт настроена еще более решительно: Это такой отстой! Мы как персонажи комикса.


Интересные записи:

  • Джон рэмбо умер! да здравствует…
  • Ржавый бублик 2018: усы супермена не прошли
  • Лучшие фильмы второй половины декабря 2016 года
  • Мир без меган

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: