Ричард армитэдж: «вернуться к образу торина оказалось труднее, чем я думал»

Ричард Армитэдж, исполнитель роли Торина Дубощита в трилогии Питера Джексона Хоббит, в интервью изданию The One Ring поведал о собственном возвращении к работе в фильмах Хоббит 2: Пустошь Смауга и Хоббит 3: В том направлении и обратно. Выдержки из беседы просматривайте ниже.

На протяжении проведения мероприятия World Wide Fan Event, приуроченного к выходу во всемирной прокат второй части трилогии, фанаты смогли взглянуть 20-минутный отрывок из фильма. Он был потрясающим, и люди были в восхищении!

Он хороший, не правда ли? Да, мне было весьма приятно, что Питеру удалось порадовать поклонников подобным образом. У него постоянно получаются такие вещи – делать людям маленькие подарки.

В то время, когда возобновились съемки, Вам было легко возвратиться к образу Вашего храбреца?

Понимаете, выяснилось тяжелее, чем я думал. Ты постоянно недооцениваешь необходимость надевать костюм и парик. Ты думаешь: О, да у меня окажется опять сделать это, но в действительности в первоначальный же сутки у нас была весьма продолжительная сцена с Йеном, которую мы снимали 2 дня, другими словами, 48 часов. И еще, я забыл, как говорит Торин! Я заперся у себя в трейлере и разрабатывал голос. Отлично, что я постоянно делаю довольно много пометок, они мне оказывают помощь отыскать в памяти многие моменты. Но в возвращении к роли были и плюсы: в моем распоряжении первенствовал фильм, что я наблюдал целый год и разбирал собственного храбреца. Я почувствовал, что случилось развитие Торина, и данный слой я с наслаждением добавил к его образу.

Сейчас, в то время, когда съемки трилогии официально закончены, как Вы думаете, будет ли Питер что-нибудь доснимать в следующем году? Вот он все смонтировал, взглянул третий фильм и говорит Вам: Вообще-то, мне необходимо, дабы ты возвратился?

Никакой достоверным сведеньям сейчас нет, но, зная Питера, зная, каким должен быть третий фильм, зная, на что он готов для собственной цели, у меня нет ни мельчайшего сомнения, что мы возвратимся, дабы что-нибудь доделать. И, быть может, как добровольцы! (смеется) В последний сутки съемок Пи Джей прочно обнял меня и сообщил: Увидимся в следующем году. Я задаю вопросы: Ты имеешь в виду, на премьере?, а он: Нет, нет, тут И я отправлюсь в том направлении опять и опять для Питера, в силу того, что это такое благодарное дело – трудиться с ним. Он выжимает из тебя все, что возможно, и без того приятно осознавать, что ты сделал больше, чем сам рассчитывал. Это сродни ощущению, в то время, когда ты добегаешь до финиша, но двигаешься дальше по инерции. Весьма приятное чувство.

Весьма интересно. Ваши коллеги, с которыми я общался, говорят то же самое: О, да, мы уверены, что нужно будет вернуться, но мы и не желали, дабы было по-второму!

Да, это правда. Это путешествие было долгим и я думаю, оно будет еще дольше (смеется).

О Торине имеется много информации и в самой книге, и в приложениях. Не появилось ли Вас желание самому заполнить кое-какие пробелы в его истории?

Да. Я совершил кое-какие изучения и затем мне в голову пришло пара идей. Я, например, трудился над отношениями между Фили, Кили и Торином. Я написал рассказ о том, что произошло в битве у ворот Мории, где он сражался совместно со своим братом Фрерином, и которого в том месте убили. Придумал беседу Торина с его сестрой Дис – матерью его племянников Кили и Фили, — в которой она требует его: Не забирай их на войну!. Создавать такие беседы, каковые имели возможность происходить в действительности, было принципиально важно для меня.

В то время, когда Вы трудитесь над созданием ролей, подобным данной, как много самого себя Вы отдаете им? Ощущаете ли Вы иногда, что Вам нужно мало дистанцироваться от собственного персонажа?

Понимаете, в то время, когда я получал образование драмшколе, один учитель все время повторял, дабы не персонаж становился мною, а дабы я становился им. Но так как чтобы вжиться в роль, ты обязан дать собственному персонаже мало себя: собственный голос, манеру двигаться и другое. В случае, если разглядывать Торина в этом ключе, то применять воображение для его образа было не сложно, потому, что под рукой книга; и я не гном, и не живу в Средиземье! А вот от вторых персонажей, каковые больше на меня походят и живут простой судьбой, иногда не редкость тяжело позже избавиться.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: