Рецензия на фильм «жертвуя пешкой». игра восприятия

Жертвуя пешкой – это хороший пример достаточно стандартного байопика, что но не мешает сиять тандему режиссера Эдуарда Цвика иТоби Магуайра, что выдает тут лучшую роль за всю карьеру. Не в последнюю очередь это происходит благодаря самой личности главного персонажа картины, очень способного шахматиста Бобби Фишера, которому было нужно бороться с паранойей, огромным давлением и дурной славой со всех сторон в первой половине 70-ых годов двадцатого века на протяжении шахматного матча с советским гроссмейстером Борисом Спасским. Четко чувствующийся реализм обстановки превращает фильм в напряженный интеллектуальный триллер, но полное подчинение этому реализму вряд ли разрешит фильму стать одним из основных игроков близящегося наградного сезона.

Однако, “Жертвуя пешкой” говорит блестящую историю, захватывающую, волнительную, с многоликими персонажами и большими ставками, исходя из этого напряжение произрастает самым натуральным образом, и интерес к происходящему ни при каких обстоятельствах не спадает. Бобби Фишер, как настоящий шахматист в любой момент старающийся просчитать обстановку на пара шагов вперед, всегда вертится в сужающейся клетке собственного сумасшествия под постоянным надсмотром десятков тысяч глаз, уставленных на него, потому как матч со Спасским проходит в самый разгар Холодной войны Соединенными Штатами и СССР. Выигрыш для обоих игроков — не просто цель, а четко поставленная страной задача. “Жертвуя пешкой” оказался рассказом о той узкой линии между гениальностью и помешательством, на которой находились в свое время многие знаменитости, и Фишер был одним из них.

Тоби Магуайр пробует изучить, что творится в голове у таких людей как Фишер, что означает жить с шахматными ходами, неизменно прокручивающимися перед глазами, как кинематографическая пленка в заевшем проекторе. То пробуждающееся чувство раздражения от непрерывно щелкающих камер фоторепортеров, криков прохожих, тикающих часов передается Магуайром весьма четко, весьма быстро, с большой долей уязвимости и ранимости, которая всегда приводит к теплоте по отношению к храбрецу и жалость. Не смотря на то, что нельзя не отметить искусность писанного слова Стивена Найта и звуковых эффектов, каковые умело акцентируют внимание зрителя на, казалось бы, незаметных подробностях, каковые столь злили Фишера.

Но ни сценарий, ни сам Магуайр, что выступил продюсером “Жертвуя пешкой”, не стараются копать глубже собственных возможностей, не испытывают себя и, в итоге, не пробуют вправду разобраться в Бобби Фишере. В следствии получается очень прямой и увлекательный фильм, которому не добывает определённости посыла и эмоциональной зрелости. Эдуард Цвик застывает где-то на грани между коммерческим кино и арт-хаусом, не в силах сделать осознанный выбор ни в пользу одного, ни в пользу другого, что превращает кино в достаточно пресное зрелище, пускай и грамотно сотканное.

Об этом говорит и комплект актеров, хороших актеров наподобие Лива Шрайбера, играющего Спасского, либо Питера Сарсгаарда, каковые не являются ни громадными звездами, ни виртуозами собственного дела, и играются собственные весьма характерные роли без запала, а с усталостью специалистов, которым не предлагают ничего нового. Они проделывают успешную работу, но такую, которая не приковывает взор к экрану. Также самое возможно сообщить о пастельных кадрах оператора Брэдфорда Янга, лишенных всякой находчивости либо индивидуальности.

Только музыка Джеймса Ньютона Ховарда делает “Жертвуя пешкой” громадным фильмом, чем он есть в действительности. Картина довольно часто обыгрывает тот факт, что все зависит от твоей проницательности, от твоего восприятия обстановки, исходя из этого иронично то, как Цвик сам играется со зрителем в условную игру: с одной стороны блестящее кино c другого ракурса смотрится всего лишь размытым скетчем. Но Цвику, как и в прошлых фильмах, удается завладеть вниманием зрителя достаточно, дабы не давать ему встретиться с ним недочёты, его шероховатости, и это делает его бесценным приобретением.

В конечном счете, “Жертвуя пешкой” — это непременно хороший внимания, пускай он ни при каких обстоятельствах не дорастает до потенциала, заданного не столько кроме того самой историей, сколько во многом таинственной личностью Бобби Фишера. Исходя из этого у Цвика и Магуайра оказался во всех отношениях мелкий фильм, к сожалению, практически незаметный, что вряд ли успеет прикоснуться многих.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: