Рецензия на фильм «свет в океане». из души в душу

Снять фильм подобный Свету в океане, одновременно личностный, глубочайший, эмоционально пронизывающий, но не эксплуатирующий зрителя, а напротив доверяющий ему, значительно сложнее, чем может показаться из-за весьма несложной оболочки, в которую режиссер Дерек Сьянфранс так бережно и с таковой любовью запаковал этот необычный кинематографический сюрприз этого года. Визуальный язык Сьянфранса наделен редкой для современного Голливуда сдержанностью: предельное число кадров, никаких вызывающих перемещений, никаких нереалистичных световых ответов. Все столь легко и органично, что получается не только всласть насладиться завораживающими видами Австралии — фильм не напрасно снимали на локации — но и заметить всю сложность людских отношений и чувств без сейчас практически классических прикрас.

Эта история, экранизированная с романа М.Л. Стедман, разворачивается у берегов Австралии, где храбрец Майкла Фассбендера, жёсткий и замкнутый Том, управляет маяком на отдаленном острове. Том прошел войну и приветствует холодное одиночество судьбы на острове, пока в один раз случайно не встречает Изабель (Алисия Викандер), молодую красавицу с огромной душой и заметной твердолобостью. Они женятся, Изабель переезжает на остров, но их счастье портят неправильно сложившиеся звезды: собственных детей им завести не удается. Но, Всевышний забрал, Всевышний и дал, и в прибитой к берегу лодке Том и Изабель выявляют запеленутое дитя, которое они срочно выдают за собственный собственное, не подозревая, что на втором берегу у того уже имеется любящая мама.

Дереку Сьянфрансу удалось снять как минимум искренний фильм, иногда становящийся практически дотошным анализом двух людей, двух глубоких, бескрайних океанов, легко поддающихся как хорошим, так и отрицательным чувствам: то купающимся в светящихся глазах друг друга, то бушующим, как две столкнувшиеся тёмные бури. Сьянфранс не идет на такие крайности, как второй известный шаман взаимоотношений Дрейк Доримус (Как сумасшедший), узнаваемый тем, что он может снимать актеров часами, позже монтируя из всего отснятого материала всего пара драгоценных мин.. Но, и режиссер Света в океане пытается изучить природу людских взаимоотношений в сценах немой близости, в то время, когда жесты и взгляды говорят больше отрепетированных слов.

За бесспорностью талантов Майкла Фассбендера и Алисии Викандер замечать весьма интересно кроме того первую половину фильма, в то время, когда, казалось бы, воздействие сведено к минимуму. Они вживаются в судьбы собственных персонажей так незаметно, что их перемещения, повадки, кроме того течение их мыслей, потрясающе четко отражающееся на лицах обоих актеров, довольно часто машинально приписываешь самим Фассбендеру и Викандер, забывая, что это вовсе не их решения и поступки, и что в действительности они совсем другие люди.

Благодаря этим двум настоящим актерам, живущим все события совместно со собственными персонажами, Сьянфрансу удается рассмотреть в простоте истории глубину людской сознания, его слабость и нелогичность перед не только соблазнами, но и чистыми эмоциями. В данной истории изначально нет ни злодеев, ни храбрецов. Все персонажи — люди с душой, собственными убеждениями и верой, каковые подчас идут в разрез с тем, о чем кричит сердце.

Сам факт того, что режиссеру таких малобюджетных и мало известных фильмов, как светло синий Место и Валентин под соснами, разрешили поселиться на забытом всеми острове со съемочной командой, отказаться от подконтрольной среды английских павильонов и творить с расчетом на неподвластную переменчивость погоды, говорит об особой вере продюсеров, что оно того стоит. И целый риск, коммерческий и креативный, видно на экране. Фильм дышит и живет, а не думается очередной заблаговременно продуманной механической игрушкой. Это настоящее кино, не совершенное, не вылизанное, честное, которое захватывает В первую очередь и до конца.

Неподдельность чувств видно не только в опытных актерах, но и в милых глазках Флоренс Клери, сыгравшей подросшую дочь Тома и Изабель. Роль у нее не меньше насыщенная, чем у взрослых, да и то, что Клери в собственном невинном возрасте не только мгновенно полюбилась, но и сумела передать всю насыщенную чувствительность детского разума, заслуживает аплодисментов. Сцены между ней и Рэйчел Уайз, сыгравшей настоящую маму, растрогают и опечалят кроме того самого закалённого циника.

Конечно ни одно слезонаворачивание не обходится без музыки Александра Деспла. Единственное, в чем возможно обвинить его труды, это в старании быть больше фильма, за счет чего музыка довольно часто обволакивает картину, перехватывая на себя внимание и подчас предлагая больше объяснений, чем сценарий. Сценарий написан с очевидным предпочтением к негромким моментам, маленьким безмолвным сценам, весьма органично сплетающимся с режиссерским стилем Дерека Сьянфранса, даря свободу актерским импульсам и располагая к опытам.

Это история о любви, которая время от времени выясняется посильнее разума, чести, совести. Свет в океане не обходится без моментов, в то время, когда думается, что это всего лишь очередная, красиво снятая история о влюбленных, но за маской романа скрывается значительно больше тем, заводящих в самые сокровенные уголки души и заставляющих задавать себе вопросы, на каковые допустимо не существует верного ответа. Исходя из этого фильм Сьянфранса вовлекает зрителя в череду подлостей и насмешек неизменно играющейся с храбрецами судьбы, проводя по непростому пути от любви слепой до любви всепрощающей. Художественная красота данной истории говорит сама за себя, обращаясь к душе в той же степени, что и к здравому смыслу. Свет в океане в отличие от других фильмов Сьянфранса дарит чувство грусти яркой, а не прожигающей, что само по себе уже является немалым откровением и осознанным духовным удовольствием.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: