Рецензия на фильм «разлом сан-андреас». ад!

Казалось бы, какие конкретно требования возможно предъявлять к фильму-трагедии? Основное, дабы дух захватывало, а в конце все закончилось на пафосной и хорошей ноте обязательно с американским флагом, развевающимся на фоне заката. Что ж, с последним сошлось.

Дело, само собой разумеется, в людях. Сначала в “Разломе Сан-Андреас” был сделан особенный упор на реалистичность происходящего: на научные факты (которых, к слову, все равно никто толком не осознает), мужественных спасателей и их домашние драмы, фактически дословно повторяющие и без того плоский сюжет “2012” Роланда Эммериха. Супруга храбреца Дуэйна Джонсона уходит от него к богатому мерзавцу, но позже их любовь вспыхивает снова на фоне никого не считая них не щадящей трагедии. И лишь по окончании того, как нужная экспозиция вылилась прямым текстом изо рта Пола Джаматти, режиссер Брэд Пейтон начинает заигрывать с перемещением тектонических плит.

Получается у него, нужно сообщить, отвратительно и лишь время от времени хорошо. Разрушать также так как мочь нужно. А Пэйтон берет скорее масштабами, чем съемками, создавая бледную иллюзию словно бы жизни главных героев всегда висят на волоске, не смотря на то, что поверить в это толком ни при каких обстоятельствах не получается. Но в наличии выясняются бессчётные землетрясения, падения целых городов, взрывы, цунами и тому подобное. Но не обращая внимания на это большинство драгоценного времени тратится на постоянные всхлипывания и обнимания, похлопывания и поцелуи по плечу, сопливые звонки и сборы любимым, каковые не смогут обойтись без посредственной игры актеров.

Всех не считая Александры Даддарио, у которой в первых рядах возможно лежит хорошая карьера, в однообразной степени благодаря актёрскому таланту и привлекательности. Помогло да и то, что персонаж ее был самый сбалансированный. Она побывала и умной, и уязвимой, и любящей, и любимой, не превратившись ни в несгибаемого супергероя как Дуэйн Джонсон, ни в вялотекущую Карлу Гуджино, которая скорее висела дополнительным грузом на широких плечах последнего, чем конкретно приняла участие в событиях. Любопытно, что оба убедительно смотрятся в немногочисленных экшен сценах, но блекнут в превалирующих эмоциональных, переигрывая так, что на них не получается наблюдать с важным лицом.

Не оказывают помощь им ни режиссер, не осознай куда наблюдавший, ни сценарист Карлтон Кьюз, написавший убийственно плоские, прямолинейные и тяжелые диалоги, по которым как по шпалам фильм катится медлительно, но правильно в дубовый финал. Пожалуй, предсказуемый сюжет еще возможно было бы забыть обиду, но не совсем лишенные всякой солидности фразы, достигающие на каком-то этапе прямо-таки комической пошлости.

Да, конкретно так, фильм комически нехорош. Он полон несуразностей и глупостей, плохих завывающей музыки и визуальных эффектов, кроме того близко не приближающей зрителя к кинематографическому экстазу либо хотя бы кроме того эрекции. История заторможено волочится, цепляясь за толком ненужные драматическое прошлое и любовные линии храбрецов, каковые усложняют то, что должно было бы быть совсем несложным. А смертельным землетрясениям отводят второй замысел.

Исходя из этого возможно они и не создают толком впечатления. Камера цепляет обрывки крушений, но сосредотачивает внимание на храбрецах картины, создавая чувство, что ты наподобие в том месте с ними. Но получается, что больше слышишь, чем видишь, интуитивно ощущаешь царящий кругом хаос, но воочию его лицезришь от силы раза три за целый фильм, в то время, когда Пейтон таки поднимается с тесных улиц в атмосферу и демонстрирует разваливающиеся как карточные домики небоскребы. И вот те самые маленькие эпизоды – это единственное, что помнится на выходе. Полыхающий пламя среди летящих обломков и визжащих сирен, столпы тёмного дыма, подпирающие нависшее небо, океанские воды, сметающие все на своем пути, и мечущиеся одичалые люди. Среди этих кадров неожиданно чувствуешь и ужас, и восхищение, и боль от воспоминаний о настоящих землетрясениях, и признательность за то, что тебе самому не привелось стать свидетелем аналогичных опустошений.

Больше, к сожалению, Брэд Пейтон ничем не смог насытить Разлом Сан-Андреас, сделав неудачную ставку на людей, а не на бедствие. В итоге и оказалась бесчувственная, безлюдная, жалкая драма с позорной актерской игрой на фоне грандиозных событий. Фильм и в подметки не годится радостному и ужасному “2012”, на что он так разумеется пробует походить. Возможно Роланда Эммериха все-таки возможно назвать непризнанным гением, в силу того, что так как он снимать фильмы-трагедии до тех пор пока еще никто не обучился.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: