Рецензия на фильм «молчание». восточная элегия

Один из самых ожидаемых фильмов не только для зрителя, но и для самого режиссера, израсходовавшего на Молчание около 28 лет — практически целая судьба Адама Драйвера (33 года) либо Эндрю Гарфилда (кроме этого 33 ), сыгравших в фильме. 33 года было, как мы знаем, и Христу, в то время, когда его распялиФабула забрана из романа Шусаку Эндо — японского писателя, что, к счастью, в отличие от Японии 17 века, открыт для всей земли: во второй половине 60-ых годов двадцатого века его роман Молчание был переведен на английский, а позднее и на другие языки.

Всю жизнь Эндо думал над христианством в его родной стране, и роман именно знакомит со временем какурэ-кириситан (японских христиан). Достаточно продолжительно их не притесняли, но в шестанадцатом веке миссионеры стали расцениваться сёгунатом как угроза для власти, исходя из этого начался период преследований. Сейчас были казнены тысячи христиан. Прочтя роман, Мартин Скорсезе заинтересовался материалом: религия есть лейтмотивом и в его жизни. Мастер трудился над сценарием совместно с Джеем Коксом около 15 лет, а после этого смог наконец взять выход к морю — финансирование. Исходя из этого ,поразмыслив над маленькой судьбой волка, режиссер кидается в 17 век, дабы поведать зрителю о жизни троицы: падре Себастьяна Родригеса (Эндрю Гарфилд), падре Франсиско Гарппе (Адам Драйвер) и преподаватель Кристоване Феррейре (Лиам Нисон).

Армией из двух человек ученики отправляются в Японию, дабы отыскать Феррейру, что, по слухам, отрекся от Всевышнего. Прибыв в поселок, они с кошмаром замечают, как христиан ставят перед выбором: или наступить на фуми-э (изображение Иисуса Христа), или погибнуть. Идея Скорсезе не догматична, легким туманом она спускается на зрителя: как сложно не редкость сделать один ход. Фильм говорит о проповедниках, но сам не проповедует и не пытает зрителя, а только водит его по отвесным японским ландшафтам, заставляя ощутить всю сложность бытия. Авторская инстанция не следует над повествованием, жестко двигая его, она растворена в восточной окружающей среде. Сфуматичные пейзажи, рембрандтовские портреты, ритмично выстроенные веера инквизиции — картину снимал оператор Родриго Прието, узнаваемый по фильмам Горбатая гора, Вавилон, Бьютифул, Операция Арго, Пассажиры. Молчание в полной мере может взять Оскар 2017 за лучшую операторскую работу (картина уже официально номинирована).

Окружающая среда передана осторожно, конечно, оператор создал новую действительность, а не ее симуляцию. Возможно не верить в Бога, но в немыслимую правду изображения веришь: не обращая внимания на различный менталитет, любой ощущает боль, в то время, когда подвергают таковой эстетической пытке (чем не мысль для современных безумных любителей хеппенинга) , как океанские изумрудные волны.

светло синий цвет воды, дымчатые зелёно-голубые просторы- коротковолновой диапазон содействует сжатию, настраивая зрителя на взгляд в себя, на практически трехчасовую интроверность — в общем, на поиск собственного Абсолюта. Молчание действует на зрителя как медитация, которую ведет честный, умный преподаватель Скорсезе, не применяющий одурачивающих трюков. Картина смотрится достаточно экстравагантно среди остальных произведений, каковые предложены на данный момент в кинотеатрах, она имеет собственный особенный метаболизм.

на данный момент снимаются фильмы об других действительностях, переходах в другие миры, путешествиях в другие галактики. Все это в новом фильме Мартина Скорсезе, в случае, если присмотреться. Ключ к пониманию фильма — это его композиция, которая выстроена по принципу рондо: шум природы сначала и такая же замечательная полифония цикад, грозы и океана (наблюдать титры одно наслаждение) в конце: любой в праве не только на молчание, но и на высказывание, на собственный персональный космос.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: