Рецензия на фильм «макбет». от создателей “assassin’s creed”

Различные люди по-различному относятся к творчеству Уильяма Шекспира, игнорируя тот факт, что это чуть ли не самый узнаваемый и прославленный драматург и поэт в истории. Исходя из этого его экранизации, сколь бы привлекательными они не смотрелись, постоянно обходят стороной массового зрителя. В “Макбете” привычные диалоги, полные замысловатых сложных мыслей и метафор, ложатся на видеоряд весьма не легко и довольно часто слушать их практически невыносимо, столь запутанными они кажутся.

Они не хорошо вяжутся с воздухом жестокого мира и холодного, что формирует на экране режиссер Джастин Курзель, больше напоминая эмоции самих храбрецов, пробующих понять себя . Но конкретно воздух реалистичности, не лишенная одновременно с этим нарочной артистичности, довольно часто охлаждает слог Шекспира, оставляя рассказчика на заднем замысле, тогда как на первый выходит не который нуждается ни в каких объяснениях эпичный визуальный последовательность.

Это превращает просмотр Макбета в глубоководное погружение, где, вылавливая из долгих фраз только отдельные слова, вместо вслушивания всматриваешься в лица актеров, живя с ними все страдания, сомнения и боль. Майкл Фассбендер и Марион Котийяр привносят столько чувств, что сам текст делается практически ненужным. Курзель применяет цвета, кадры, звук, декорации, пейзажи, извлекая из них большую пользу и практически гипнотизируя зрителя, столь слаженно и четко трудятся все, кроме того самые небольшие подробности, в этом механизме.

Визуальный язык в “Макбете” столь богатый, что растолковывает он все происходящее лучше всяких слов. Курзель, как уверенный в себе пастух, ведет зрителей к посланию картины столь умело, что заскучать по пути не удается. Не получается толком кроме того поразмыслить о том, что видишь. На “Макбета” нужно приходить с открытой душой и разрешить войти его в себя, дабы в конце было что обсудить. Это непростое кино, довольно часто медленное, но захватывающее на молекулярном уровне и не отпускающее еще продолжительное время по окончании титров.

Макбет, убивающий короля и становящийся тираном, в исполнении Фассбендера являет множество людских качеств, каковые сложно не разделять. Шотландия средних столетий, безлюдные почвы, окутанные густым орошаемые холодным и туманом дождем, не располагают к увеселениям и довольно часто оправдывают нужную жестокость. Макбет проходит но путь до жестокости вовсе ничем не оправданной и, что ужаснее, первобытной, ненужной. Что толкает человека к поступкам, совершаемым Макбетом, может служить темой для весьма долгого эссе и обрисовать эту палитру эмоций будет весьма непросто, но Фассбендеру не нужно их растолковывать, сам Шекспир их толком не растолковывает, в силу того, что их возможно только заметить в покрасневших глазах, наблюдающих из под густых бровей Фассбендера. Так, что делается ясно, что его сознание вправду полнится скорпионами, что частые серые облака вправду низко висят над его головой.

У Котийяр роль не меньше увлекательная и богатая, поскольку ее героиня толкает Макбета к совершению греха, а позже раскаивается в содеянном, видя как ее супруг начинает сходить с ума и какие конкретно поступки он начинает выполнять на вскруженную властью голову. Монолог леди Макбет в исполнении Котийяр, подкрепленный символическим визуальным рядом Курзеля, пробирает до глубины души, потому, что снова же все, через что она проходит, представляется столь убедительным и честным.

Честность по большому счету отличает “Макбета” от многих вторых попыток экранизаций Шекспира. Львиная часть сил создателей уходит на то, дабы отыскать баланс между реалистичной Шотландией, в чем оказывают помощь съемки на натуре, передающие всю всю незначительность и величественность природы человека, и стилистикой Курзеля, помогающей раскрыть все скрытые в тексте проблемы и Шекспира темы. Первый нюанс кроме этого укореняет фильм в национальной истории Шотландии (пьеса была основана на настоящих событиях). Аутентичность костюмов, декораций и реквизита при просмотре не вызывает никаких сомнений, кроме того в то время, когда создатели разумеется применяют их для пущего драматического результата, конкретно в силу того, что между одним и вторым постоянно соблюдается то строгое равновесие.

Операторская работа же с самого начала начинает выделяться цветами и композициями до таковой степени, что любой стоп-кадр возможно смело распечатывать и отправлять в респектабельные галереи в мире. Одновременно с этим это не мешает органичности происходящего. Нет ничего, что думается надуманным, притянутым либо переделанным. Музыка Джеда Курзеля, сочетающая классические волынки с более привычными слуху инструментами, завораживает и вместе с картиной формирует поглощающий медитативный эффект, редкий в современном кино.

Это кино важное, мрачное, ожесточённое и тяжелое, другими словами никак не развлекательное. Данный фильм, строго говоря, не имеет возможности кроме того понравиться, он может произвести неизгладимое чувство, которое будет сложно обрисовать. Влюбятся в эту картину лишь уверенные синефилы и рьяные поклонники Майкла Фассбендера и Марийон Котийяр (не фанаты, то есть ценители таланта), но попытаться взглянуть все же стоит всем. Тем более, что эти имена все услышат и заметят еще в следующем году, в то время, когда Джастин Курзель опять объединит Фассбендера и Котийяр в долгожданной экранизации игры “Кредо убийцы”.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: