Рецензия на фильм «голодные игры: сойка-персмешница. часть 1». поминки по играм

Само по себе неожиданное становление “Голодных игр” очередным культурным феноменом для молодежи можно считать как минимум примечательным. Так как по сути целый успех франшизы обязан практически уникальной идее Сюзанн Коллинз, в соответствии с которой пара участников должны были сражаться на арене не на судьбу, а на смерть до победы одного единственного счастливчика. Исходя из этого тем более страно, что в собственном новом пришествии “Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 1” фактически сами игры абсолютно отсутствуют, а интерес зрителей к войне за свободу в постапокалиптическом мире создатели очевидно переоценили. Исходя из этого что уж и сказать, что без сильной интригующей и местами захватывающей второй половины “Голодные игры” полностью неинтересны, предсказуемы и мелки.

И данный факт сводит на нет все другие преимущества: роскошный дизайн, прекрасную графику, сильную операторскую работу а также актуальность происходящего. Да-да, “Голодные игры” стали первым фильмом из адаптаций подростковых произведений, не побоявшимся стать более важным, мрачным и злободневным. Это вам не “Сумерки” с их неправдоподобными страстями. В “Сойке-пересмешнице” все строится около медленного становления Китнисс Эвердин знаком сопротивления засекреченного 13-го округа, что готовит войну против Капитолия. Главным же оружием делается пропаганда, в которой Дженнифер Лоуренс искусно играется плохую актрису.

В то время, когда как не сейчас информационная война на экране столь ярко отражает происходящее в мире! Науськивание, неправда, промывание мозгов – все это без сомнений принципиально важно показывать детям, дабы учить их наблюдать на мир не столь конкретно. Но одного посыла фильмам ни при каких обстоятельствах не хватало, и на удивление первая добрая половина “Сойки-пересмешницы” выясняется такой же медлительной как и вторая. Монотонные беседы переместились из броских прекрасных помещений Капитолия в серые непримечательные камеры 13-го округа, еще и расположенного ко всем другим эйфориям под почвой. Воздушные многоцветные костюмы были заменены на однотонные балахоны. Шоу превратились в съёмки и унылые совещания агитационных роликов в металлических клетках. А игры променяли на стремительные, фактически мгновенно заканчивающиеся экшен сцены. Так что зрителям остается лишь дружно набраться воздуха с героиней Элизабет Бэнкс о прежних временах.

Стоит правда дать должное Фрэнсису Лоуренсу, что вывел франшизу вправду на новый уровень. Его режиссерские ответы, познание как верно интриговать зрителя, манипулировать им, а в то время, когда одновременно с подсовывать битвы делает просмотр достаточно стремительным и безболезненным.

Игра актеров также впечатляет. Дженнифер Лоуренс думается с каждым фильмом блистает все бросче. То, как она преподносит собственные фразы, как мастерски справляется с сверхсложными актерскими задачами и умудряется ни разу не переиграть, поражает. Она делает Китнисс намного более близкой и понятной каждому, кто желает хоть чем-то быть на нее похожим.

Безрадосно замечать на экране Филипа Сеймура Хоффмана, тем более что роль не дает ему продемонстрировать все его бесконечные актерские свойства. Правдоподобна в виде президента Джулианна Мур, не смотря на то, что у нее в глазах снова то и дело мелькают сумасшедшие огоньки. Вуди Харрельсон появляется для подшучиваний и дружеских объятий. Стэнли Туччи несколько раз блистает фиолетовой прической. Но больше всего поражает практически полное отсутствие на экране Лиама Хемсворта и Джоша Хатчерсона, которому однако в отличие от первого достается хоть пара эмоциональных сцен.

Открыто говоря, все воздействие с воспоминаниями, всяческими ссылками и предысторией на первые две части донельзя напоминает поминки по Голодным играм. По их блеску, по их опасности, по кипевшим страстям. Бюджет наподобие подняли, а создается чувство, что очень сильно урезали. в течении двух часов ведутся беседы о войне, о смертях, о жертвах, а показываются как правило лишь последствия. “Голодные игры” стали масштабнее на словах, а на деле в количестве уменьшились и как бы скукожились. А вдруг еще правильнее, прекратили быть событием, которое стоит наблюдать на громадном экране. В этом случае это мелкий, практически телевизионный фильм с необыкновенными громким посылом и производственными ценностями, но без всякого экшена и блеска.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: