Рецензия на фильм «чудо на гудзоне». чудес не бывает

Авторитет Клинта Иствуда, как актера, режиссера и просто человека, так силен, что без шуток оценивать либо уж тем более осуждать любой его новый фильм делается все тяжелее. Это легенда, настоящая и незапятнанная. Тем обиднее, что Иствуд думается совсем упокоился на лаврах со всей вероятной для для того чтобы большого положения скромностью. Он не идет больше на творческие риски и неукоснительно успокаивается на оценке отлично вместо того, дабы стремиться к превосходно. Возможно, как и при с другим титаном индустрии Стивеном Спилбергом, в карьере Иствуда настал тот момент, в то время, когда экспериментирование отходит на второй план и остается ровная покатая плоскость мастерства, за которой уже и не рассмотреть толком таланта.

Исходя из этого Чудо на Гудзоне оказалось хорошим, но ни в коей мере не захватывающим фильмом. Драма о немыслимой посадке авиалайнера на поверхность реки Гудзон в 2009 году и последовавшим за этим разбором полетов складывается из разобранного на три части завораживающего падения, долгих тоскующих кадров потерянного Тома Хэнкса в роли капитана Чесли Салли Салленберга, неинтересных, дотошных разбирательств в замкнутых помещениях отельных помещений и слезных звонков жене в исполнении всегда расстроенной Лоры Линни. История фактически Салли, необычного, трудолюбивого, сложного человека остается за бортом, вместо этого уступая место классической боязни внимания прессы, интервью и репортерам, щелкающим вспышкам камер и навязано жестоким официальным представителям компании.

Под конец Салли говорит устами Тома Хэнкса, что эти самые люди в тёмных костюмах вытянули из полета целый антропогенный фактор, всю душу, но по иронии судьбы Иствуд и сценарист проекта Тодд Комарники опустошили самого Салли, как спущенный воздушный шар. При том, что от сцен спасения всех 155 пассажиров с самолета на глаза в первый раз за продолжительное время в кинематографе наворачиваются слезы эйфории, а не отчаяния, все другое воздействие смотрится в лучшем случае как каждый эпизод процедурного сериала. Чудо на Гудзоне в один момент прославляет само чудо и опускает личность человека важного за это чудо в мутный осадок на самом дне.

Кроме того актерскому мастерству Тома Хэнкса негде отыскать себя в пространстве до неосуществимости безлюдных диалогов. Его манеры, перенятые у настоящего Салли, создают образ, за которым к сожалению не кроется никакой психотерапевтической глубины. Вместо этого существует только комплект фактов, по которым Комарники пробегается, как словно бы за ним мчится свора раздраженных продюсеров, кричащих о несуществующей длине фильма. Сюжет бродит кругами, как словно бы гоняется за собственным хвостом, дабы в итоге прийти к очевидной простоте морали, что настоящие храбрецы — те, кто собственную работу как следует от начала и до конца.

Аплодисментов при таких условиях хороши не классические храбрецы наподобие Иствуда либо Хэнкса, а актеры второго замысла, каковые вправду добросовестно выполнили собственную работу с полной отдачей. Маленькие, иногда забавные, иногда милые, иногда милые моменты между пассажирами самолета до и по окончании посадки являются тем золотом, за которое необходимо было изначально хвататься. Кроме того Аарон Экхарт выбивается из линейки звезд картины, оставаясь несложным, но таким поразительно настоящим, забавным и искренним.

Саму трагедию Иствуд освещает со всех вероятных ракурсов: из кабины капитана, из салона самолета, с позиций спасателей, на мониторах командно-диспетчерского пункта, глазами изумленных офисных работников, замечающих за пикирующей тёмной лентой дыма двигателей. Исходя из этого Чудо на Гудзоне возможно разглядывать, как полное и точное, как известно, воссоздание событий 2009 года. Все от грамотно поставленных кадров до с уверенностью нарастающего напряжения выполнено Иствудом строго по линейке: ни больше, ни меньше, ни забрать, ни прибавить. Лишь нет в этом ничего заводного, ничего, что вынудило бы раскрыть от удивления рот, сжать подлокотники кресла либо кроме того легко элементарно оправдать просмотр на громадном экране кинотеатра. Отсутствие искреннего эмоции за созданием этого фильма, его холодная расчетливость впредь до цифр бокс-оффиса так очевидна, что он в принципе не имеет возможности вызывать эмоций, аналогичных тем, что приводят к лучшим фильмам мирового кинематографа.

Магии не произошло. Чудо на Гудзоне — это всего лишь очередной второразрядный, холодный фильм, легко снятый, легко сыгранный, легко поставленный. Его отлично взглянуть когда-нибудь для ознакомления с событием либо от сильной любви к самолетам. Не смотря на то, что как сейчас дремать на протяжении полета, в то время, когда знаешь, что успешные приземления с поломанными двигателями столь ужасающе редки? Не смотря ни на что, чудо в самом фильме отсутствует.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: