Рецензия на фильм «безумный макс 4: дорога ярости». безумный накс

К моменту написания этого текста уже было очевидно, что боевик Сумасшедший Макс 4: Дорога гнева не оправдал ни долгого ожидания зрителей, ни денежных надежд его создателей. Не обращая внимания на высокие оценки критиков, проект не смог выйти в фавориты американского проката кроме того в премьерные выходные. Зрители, и среди них самые верные поклонники уникальных фильмов с Мелом Гибсоном, не поверили в возвращение Макса Рокотански, и вина за это лежит полностью на всех, от режиссера Джорджа Миллера до исполнителей основных ролей.

Первая и самая очевидная неприятность картины — это невнятное жанровое позиционирование. Складывается чувство, что Миллер до самого последнего кадра не имел возможности решить: желает ли он, дабы на выходе показался высокооктановый боевик, в котором выговор сделан на трюки, и их уровень качества искупает огрехи сценария, либо полноценная драма об кошмарах финиша света. А исходя из этого все эти погони на модифицированных под апокалипсис машинах выглядят столь же целесообразно, как килограммовые бусины, нанизанные на волос. И сколь бы ни была качественной наряду с этим выделка самих бусин, они выглядят нелепо и совсем не самодостаточно.

Вторая беда — это куча обычных для фильмов про последствия глобальной трагедии нелепостей. С одной стороны зараженная почва, болезни и мутации, с другой длинноногие красивые женщины с красивой кожей, стрижками и зубами. Кроме того в случае, если высказать предположение, что, будучи любимыми женами местного Абдуллы, дамы не нуждались ни в чем, но детство-то их должно было состояться в куда менее благоприятных условиях. Кроме того основная героиня, лишившись руки, и всем своим видом демонстрируя отсутствие благ цивилизации, очевидно умудрялась заниматься характерными всем дамам гигиеническими процедурами. Ну, а ее высокотехнологичный протез, пара грубоватый, но намного опережающий по функциональности все современные и почему-то не который нуждается ни в каком источнике энергии — это кроме того не пять, это прям тысяча пятьсот.

Третья беда — это уже упоминавшиеся нелепости сюжета. Достаточно и одной, но ключевой. Суперзлодей, не демонстрирующий ни капли сентиментальности, доверят пост полководца даме, которая по ее собственным словам, много раз совершала побеги. Более того, поручает ей важную миссию по доставке бензака из дружественной цитадели. Наряду с этим в полной мере здорового пленника (Макса) кроме того не пробуют завербовать, а пускают ему кровь, дабы поддержать уже умирающих от разных заболеваний зомби. А долгое кровопускание никак не отражается на его способности сражаться.

Но самое основное — это, фактически, отсутствие в картине самого Безумного Макса. Если бы фильм именовался Безумная Фьюриоза либо Сумасшедший Джо, никаких неприятностей с самоидентификацией не появилось бы. Но Макс, около жажды и персональной трагедии мести которого и должно строиться повествование, в версии Джорджа Миллера кроме того не второстепенный персонаж. Он просто один из дикарей, закусывающий ящерицей и страдающий от галлюцинаций. В случае, если конкретно в этом, согласно точки зрения Миллера, содержится сумасшествие главного храбреца, то в картине было полно куда более сумасшедших персонажей.

Ну, и самым броским из них был Накс, которого сыграл Николас Холт. Именно он, а совсем не Макс, был по-настоящему безумен, и именно он сумел показать впечатляющую эволюцию характера, пускай и по достаточно нелепой причине.

Одним словом, в случае, если кто-то по окончании совсем не впечатляющего проката фильма Сумасшедший Макс 4: Дорога гнева захочет продолжить эту историю, ему не следует подпускать на пушечный выстрел ни к сценарию, ни к режиссерском креслу Джорджа Миллера. Разве что забрать его постановщиком трюков. Потому что это единственное, что у него оказалось хорошо.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: