Рецензия на фильм «бен-гур». первый на финише, последний в гробу!

По плану, это весьма амбициозный проект! Не только по причине того, что 100-миллионный блокбастер. Приснилось бы когда-нибудь автору русских Дозоров, что ему в Голливуде доверят снимать Бен-Гура?! Роман на библейскую тему был написан американским генералом Хью Уоллесом в первой половине 80-ых годов девятнадцатого века. Первый полнометражный фильм был снят в 1925 году — самый дорогостоящий в истории немого кино. Но воистину грандиозной стала оскароносная экранизация 1959 года, собравшая В общем итоге 11 золотых статуэток. Это был расцвет жанра пеплум.

Оживая с Гладиатором Ридли Скотта, он опять идет на спад. И вот Тимур Бекмамбетов, заняв пост режиссера нового Бен-гура, должен решить следующие задачи: реабилитироваться за провал фильма Линкольн: Охотник на вампиров, достойно нарисовать собственный первое историческое полотно и что самое основное — не повторять хорошую картину Уильяма Уйалера. Исходя из этого отечественный режиссер неустанно твердил, что это не ремейк, а только очередная экранизация романа-бестселлера. Но так ли это?

Не обращая внимания на большие расхождения с литературным источником, — фильм напоминает именно таки ремейк, но по-своему обыгрывающий определенные сцены. По-своему — не означает изобретательно! Главной проблемой Бекмамбетова есть то, что пробуя осовременить библейский сюжет — он, во-первых, выбирает совсем неподходящий стиль съемки, а во-вторых, не уделяет должного внимания историчности происходящего. Что мы привыкли видеть в пеплуме? Неспециализированные замыслы панорамного типа, продолжительные сцены и ровное повествование.

Так зритель видит масштаб, чувствует эпичность, живёт вместе с храбрецами целую жизнь на экране и детально изучает любой кадр, насыщенный декорациями и реквизитами. Тут же была задействована дрожащая камера, которая создавала чувство непрекращающегося землетрясения. Что имеется занимательного в исторических фильмах? Изучать антураж. Но сделать это затруднительно, в то время, когда картина солидную часть времени неустойчивая и в глаза тебе попадаются — то часть головы вместо лица, то часть туловища вместо тела! А обрывистый монтаж так по большому счету иногда дезориентирует в пространстве. Статичные панорамные съемки все же находились (а также с массовкой), но их было до безобразия мало.

Попытка приблизить времена Иисуса Христа к сегодняшней ситуации — смотрелась очень неуместной. Так как это выражалось не через идею — христианскую мораль (актуальную всегда!), а через предметную среду. В стильных рубахах Бен-гура, в которых он расхаживал, будет не стыдно показаться в ночном клубе XXI века, а дреды его наставника Илдерима (которого игрался Морган Фриман) до сих пор приводят к вопросам — кто ему их завивал? Это собственного рода гламуризация архаических вещей а также нравов. Сложно поверить в подлинность принца Иудеи (Джек Хьюстон) и римского трибуна (Тоби Кеббелл), больше похожих на современных мажоров, встретившихся на вечеринке в древнеримском духе. Архаичность их типажей еще убедительна, чего нельзя сказать об их персонажах. Тайных подкидывает еще и русский дубляж — почему-то главного протагониста все кличут Джудой? А ведь он Иуда Бен-гур. С этим не было возможности согласиться в течение всего фильма.

Как уже упоминалось, Бекмамбетов поменял собственную историю и по отношению к роману и в особенности — к фильму 1959 года. Главная фабула осталась прошлой. Картина нам повествует о противостоянии двух названных братьев, — Иуды и Мессалы, ставших потом заклятыми неприятелями. Один за свободную Иудею, второй — за господство Рима. Невинно осужденный Бен-Гур попадает на галеры и только чудесным образом выбравшись оттуда — ищет эргономичного случая отомстить Мессале. Фоном всему этому помогает зарождающееся в Иудее проповеди и христианство Иисуса Христа, с которым отечественный храбрец много раз виделся в самые тяжёлые для себя 60 секунд судьбы.

Бекмамбетов кроме того что исказил сюжет, так еще и упростил, отчего драматургия стала очень сильно хромать. Это наспех пересказанный роман Уоллеса с режиссёрской расстановкой и небольшими дополнениями выговоров. В случае, если в романе Иуда (Джуда) преодолевал кризис веры, то тут он столкнулся только с одним из постулатов христианского учения — прощать ближнего. В версии Бекмамбетова он обнаруживает в себе только внутреннюю привязанность к собственному брату, в то время как подлинный принц Иудеи связывает собственную судьбу с родным народом.

В целом, Бен-Гур вышел достаточно слабеньким и бесхребетным пеплумом.

Воздух мертвая, персонажи плоские (пожалуй, один из самых нехороших образов Иисуса Христа в кино!), псевдодокументальный стиль съемки, неровное повествование и рваный монтаж создают только неразбериху; отсутствует помпезность и пышность (Вечный город во всей его красе нам так и не продемонстрировали), а спокойная элегическая музыка под гитару лишь убаюкивала. Известная сцена гонок на колесницах так и останется самой известной лишь в картине Уильяма Уйалера. Как останется известным и сам его фильм.

А Бекмамбетов…до тех пор пока что будет известен лишь собственными Дозорами!


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: