Рецензия к мультфильму «игорь». короли страха. боги ужаса

Игорь – это имя, образ судьбы, будущее. Он носит полосатую чёрную рубаху, издали напоминает призрака из «Унесенных привидениями» либо инопланетянина из «Пятого элемента», вблизи же — горбуна из «Карлика Носа». В его родной Малярии таких игорей как он довольно много – это профессия: быть козлами и подмастерьями отпущения у изобретательства и гениев зла.

Кошмар в Малярии – это ходовой товар. Кто может напугать и поразить лучше – тот не просто храбрец на уровне короля, он практически божество. Каждый год в городе устраивается Выставка Страшных Достижений, которая призвана установить самого злого злодея. Лишь вот последние лет 15 побеждает одинаковый изобретатель – врач Шейденфрейд.

Врач Гликенштейн, во славу которого трудился отечественный Игорь, страдал комплексом неполноценности и косо посматривал на горящий красным светом в темноте замок бессменного фаворита Шейденферейда. Исходя из этого, не слушая подмастерья, он баловался с напряжением, следую завету «Больше! Замечательнее! Посильнее!». Стимул у него был – до Выставки оставалось всего 7 дней на работу. И все же это не предлог входить в крайности, способные привести к летальному финалу

Тут Игорь собрал останки врача, и сделал вывод, что способен и сам создать гения Зла. За группу помощи были его приятели, которых сам Игорь и создал, — Брейн (другими словами мозг, лишь мозг) и Скампер (заяц, прокаченный Игорем по окончании попадания под машину). Тройка охотников за кошмаром приступила к работе – создав огромную, немыслимую Еву.

Они пробовали ей заявить, что не Ева она вовсе, а зло (тут направляться языковая игра со словами Eva и Evil), но увы – женщина уже полюбила неправильно расслышанное имя, к также она не имела возможности обидеть и мухи и грезила стать актрисой. Вот тут вот неприятности около Игоря и начали планировать снежным комом.

Соперничество, попытка в добре раскопат ь-таки злое начало, упорное старание видеть кошмар около «Игорь» это копилка самых некоммерческих образов. Кривые, некрасивые, с отсутствующими частями тела – все эти храбрецы, воплощения бурной фантазии сюрреалистического сна, владеют пропастью обаяния.

Сами имена храбрецов наталкивают на идея о каком-то новом переосмыслении «Франкенштейна». Они создают живых уродцев, верят в собственную победу если не над силами природы, то хотя бы на местном конкурсе изобретателей. И вышло ровно так, как задумывали живописцы, то есть: «миленько и страшненько».


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: