Рецензия к фильму «запретная зона». отдых на природе

Орен Пели, человек, в свое время подаривший нам взорвавшую мокъюментари франшизу Паранормальное явление, добрался до Чернобыля. И, наверное, В этом случае ставка была сделана – что для фильмов аналогичного жанра по большому счету нехарактерно – не на разнообразие способов запугивания сидящих в зале негромких экстремалов, а на место действия и сопутствующий ему антураж. Опуская определенные вопросы этического характера, возможно только заявить, что опыт, пускай и не многообещающий, но в полной мере себе занимательный, прошел как бы не совсем удачно

Он провалился.

Фильм Чернобыльские ежедневники, в приступе очередного творческого подъема нареченный отечественными локализаторами Запретная территория, повествует, как это ни необычно, о поездке интернациональной группы молодых энтузиастов в безрадосно известную Припять за новыми, свежими и лучезарными ощущениями. И вдобавок о неизвестном ужасном чуде, которое скрывает в себе Мертвый город – и не только он, как узнается в будущем.

В первую очередь, необходимо заметить, что это, фактически, и не ежедневники толком (да, грешу я на отечественных переводчиков – пускай это будет авансом). Пели не стал в очередной раз эксплуатировать псевдодокументалистику, предпочтя ей практически простой формат. Практически постольку, потому, что Мортен Себорг, непокорный оператор, делает все, что в его силах, для создания максимального результата присутствия: иногда встряхивает камеру, делает вставки с записью самих храбрецов, неусыпно следует за ними чуть ли не в адову пропасть, освещая (фигурально выражаясь) их жёсткую поездку. Словом, камера имеется, а рук, ее держащих – по сюжету – нет.

Увы, подобный подход в этом случае ведет к прямо противоположному результату – вместо очередной, но более-менее натуральной истории о отысканных/рассекреченных материалах получается обычный Ужастик, что, со своей стороны, разом убивает хорошую половину самих кошмаров, потому что идея о постановочности попадает в разум еще глубже. Неудачный, в общем, движение.

Что до хоррора, то в этом замысле с сеанса возможно смело уходить на середине.

Начало, не обращая внимания на штампованную завязку, все же интригует – в силу, как уже было сообщено выше, места действия. Обнажённые деревья, закинутые и обветшалые серые многоэтажки, грузом собственных каменных плит давящие на психику на раз-два; безлюдность и местами не нарушаемая звуками блеклого и совсем непримечательного звукового сопровождения тишина. И несколько – не такая уж и маленькая – людей, чей возрастающий ужас за руку ведет за собой ужас визитёров кинотеатра к новым вершинам. А основное – все это под светом чередующихся между собой луны и солнца, что, практически, формирует на экране два различных города, любой из которых пугает по-своему.

Так что, насмотревшись на местные ужасные красоты, нечайно начинаешь ожидать чего-либо необыкновенного. К примеру, по какой причине бы всему самому занимательному не происходить днем? Это бы как минимум ошарашило в силу собственной неожиданности и может если не новизны, то уж точно не заезженности. Либо думается, по какой причине бы храбрецам все оставшееся время не совершить закрытыми в машине, пробуя выжить, дозвавшись до помощи. Да легко бы завязали все воздействие на этом тесном, закрытом пространстве, с редкими набегами в пустынный, необъятный город – эффект имел возможность бы быть воистину потрясающий, в особенности при должном подходе.

Но. Хорошая Премии Дарвина логика храбрецов – фактически всех – рушит все эти и им подобные начинания на корню, на давая кроме того прорасти толком. Начинаются столь же смелые, сколь и суицидальные прогулки во тьму ночную, шатания по живому в собственной мертвости городу, радостные побегушки с разнообразными тварями на перегонки, игры в Догони меня клыкастый и Пошли, посмотрим что его убило и другие чудовищно алогичные вещи, глядя на каковые, сколь бы мягкосердечным ни был, ни капли не жалеешь, что подобные личности добровольно очистили от себя генофонд человечества.

Что по-настоящему страшно в этом фильме, так это то, как продолжаешь его наблюдать – по инерции. На волне интереса, позванного завязкой, до самого финиша слабо сохраняя надежду, что Пели выбросит финт и перевернет все с ног на голову. Или душераздирающую вакханалию, вынудив от творящегося на экране сумасшествия вжиматься в кресло – как это было, к примеру, в том же Паранормальном явлении 3. Но все проходит в рамках жанра – ни шагу ни влево, ни вправо. А также незваные на данный праздник судьбы финальные гости выясняются такими же предсказуемыми, как и все другое, и впечатляют приблизительно в той же никакой степени.

В новом, нарочито малобюджетном творении Пели, в котором кроме того выполняющие главные роли актеры кажутся рядовыми расходными статистами, не считая антуража толком ничего больше и нет. Два с половиной ужасных момента не тянут на кошмары, предсказуемая тайная Чернобыля не катит в качестве движущей сюжет силы, а персонажи способны привить разве что любовь к математике – скучающим зрителям попросту ничего другого, не считая как вычислять трупы и вычислять шансы оставшихся на выживание, не остается. Вот и получается, что лишь на Зону отчуждения в том месте и стоит наблюдать – не смотря на то, что стоит ли, в случае, если в том направлении и самому съездить возможно? И не опасайтесь, монстров в том месте нет – разве что кто-нибудь из них, не дай Боже, сиквел возвратится снимать.

(Уж лучше бы и в самом деле экранизировали S.T.A.L.K.E.R. В том месте хоть сюжет в разы занимательнее, да и нечисти побольше).


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: