Рецензия к фильму «выживут только любовники». надоедает ли бессмертие?

Пространство вампирского кино пополнилось еще одним фильмом — томной мелодрамой с глубоким философским подтекстом от Джима Джармуша Выживут лишь любовники.

.

Фильмы Джармуша в любой момент окутаны философски-мистическим ореолом, по всей видимости кровь Ветхого света и германские предки не дают ему раствориться в экономических реалиях Голливуда, заставляя в собственных малобюджетках возвращаться снова и снова к теме смысла жизни. Не будучи блокбастерами, его картины однако мгновенно становятся культовыми, весьма тепло видятся на респектабельных фестивалях. И на них слетаются как осы на сладкое новые и новые поколения киноманов: Более необычно, чем в раю, Кофе и сигареты, Ночь на Земле, Мертвец, Пес-призрак: Путь самурая.

Выживут лишь любовники кроме этого был номинирован на Золотую пальмовую ветвь Кинофестиваля в Каннах 2013. Это история Евы вампиров и любви Адама (Том Хиддлстон и Тильда Свинтон), вступивших в брак в далеком 1868 году и уже что век переживающих медовый месяц. Правда в начале фильма мы застаем весёлую Еву в Танжере, а депрессивно-элегического Адама в современном полузаброшенном Детройте, что на данный момент вправду, как мы знаем, переживает сложный период и медлено делается популярной голливудской съемочной площадкой. У них томное расслабленное вялотекущее существование с печатью утомления от прожитых столетий. Адам пишет музыку, всё больше с похоронным уклоном, а Ева .

Неприятностей две: цивилизованным образом (все-таки 3-е тысячелетие на дворе) обеспечить себя довольствием и развеять скуку. Первая решается несложнее, среди презренных «зомби«, как они пренебрежительно именуют нас с вами, людей, видятся достаточно милые особи, к примеру, трудящиеся в клиниках и имеющие дело с кровью. Со скукой посложнее. Ева и Адам пережили средневековье, инквизицию, татаро-монгольское нашествие, и уже без энтузиазма переворачивают туда-сюда часы с песками времен, в то время, когда последняя песчинка упадет на дно. На мгновение это медлительное существование нарушается по воле сценариста Джима Джармуша. Он сводит таки совместно супругов и младшую сестру Евы, Эйви (Миа Васиковска). Последняя еще не вошла в возраст размеренного самообладания и провоцирует некий кризис, что чета вампиров обязана преодолеть.

Уже из описания синопсиса ясно, что столетиями скучающие любовники у Джармуша это метафора цивилизованного человечества, которое уже чего лишь не изобрело, не напридумывало и не опробовало, и развлекает себя в наше время в комфортной эре посмотдерна, поругивая мрачного Байрона и самую обсуждаемую литературную ширму Уильяма Шекспира, похваливая певца относительности Эйнштейна и хорошую музыку, обсуждая породы жёсткого дерева, эволюцию музыкальных инструментов, закат индустриального Детройта и всевышний знает что еще. Джармуш вскользь касается массы культурных тем совершает это достаточно изящно, более изящно, чем Ларс фон Триер в Нимфоманке. Ева дружит в Танжере с Китом Марлоу (Джон Хёрт), да-да, тем самым ярым оппонентом Шекспира. А при перелете из Детройта в Танжер выясняется, что у нее паспорт на имя Дейзи Бьюкенен!

Фильм весьма похож на томную медитацию, которая не была бы столь захватывающей, если бы не Тильда Свинтон и Том Хиддлстон. Тильда — британский экзотический цветок, возможно, бледная белая роза, в силу того, что с розами британцы сравнивают всех собственных успешных киноактрис, но на красную розу, как Розамунд Пайк, Ромола Гарай либо Джуно Темпл, она не тянет. Потомственная аристократка, она, думается, рождена играться самых необыкновенных персонажей в самых немыслимых событиях, что совершает удачно в течении всей собственной актерской карьеры, только время от времени ступая на жёсткую землю сегодняшней действительности как к примеру в фильме Майкл Клейтон. У Хиддлстона не такие глубокие аристократические корни, но на экране он выделено аристократичен в любой момент. Оба как породистые кошки лениво перемещаются по пространству экрана в замедленном причудливом танце, прерываемом маленькими репликами. Довольно много сказать незачем, жены в далеком прошлом уже все обсудили и ощущают партнера в полу-взора. На маленькое мгновение их слаженный дуэт разбавляет радостной суетой Миа Васиковска.

Мало о пространстве, в котором они вальсируют. Их квартиры похожи на лавки сумасшедшего антиквара, безумного старьевщика либо культурной столичной старухи. Эклектичное смешение стилей и веков, штабели книг до потолка, нет лишь современного минимализма. И колоритные ночные Детройт и Танжер, пустынные узкие улочки первого и заброшенные строения второго, от оператора Йорика Ле Со. Экзотичен и эклектичен, как и все другое, кроме этого и саундтрек от композитора Йозефа ван Виссема.

Выживут лишь любовники картина сугубо авторская, выпадающая из современного драйва по обстоятельству свей философской неспешности, но непременно притягательная, стильна; ностальгирующая, быть может, по прошлому, но одновременно с этим не без оптимизма намекающая на целостность и единство всего культурного пространства человечества от Адама до наших дней.


Интересные записи:

  • Рецензия на фильм «боги египта». трэш
  • Кира найтли: «пришло время окунуться в другие миры»
  • Хавьер грилло-марксуа: «новая версия «зены» — комплимент классическому шоу»
  • Майкл китон: «картин, подобных «бэтмену», прежде не было»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: