Рецензия к фильму «утомленные солнцем 2: предстояние». байки о войне

Попавшему в концлагерь бывшему командиру дивизии Котову удается выжить, и по окончании начала войны он выясняется в штрафбате. В 1943-м также выжившего в ванне со вскрытыми венами Митю Арсентьева вызывает Сталин и приказывает обнаружить фронте Котова и передать ему некую тайную папку. Самый обсуждаемый отечественный кинематографист Никита Михалков воображает собственный высокобюджетный долгострой, заявленный великим еще до выхода — первую часть дилогии Утомленные солнцем 2 про бытовую сторону войны.

Вправду велик в картине лишь хронометраж — при трехчасовой длительности Утомленные солнцем 2 безбожно затянуты. Со всем остальным заметно хуже — Предстояние не стало ни русским Спасти рядового Райана, ни какое количество-нибудь цельной историей про человеческие характеры, а свелось к комплекту зарисовок о войне, скрепленных совместно грубо сколоченными сюжетными рамками.

Похожее чувство в свое время произвел фильм Оливера Стоуна Александр — как и в нем, в Предстоянии повествование выстроено по принципу И вдобавок вот таковой был случай. Сюжет прыгает во времени туда-сюда — из 1941 года в 1943-й и обратно; чекист Арсентьев ездит по фронту и как будто бы собирает фольклор про Котова: вот он выжил под гусеницей танка, вот отшлепал пленного немца, вот отказался покидать штрафбат по окончании двух ранений.

По ходу говоримых баек на экране появляется туча второстепенных персонажей — как с отечественной, так и с германской стороны — за обрисовкой которых у Михалкова не остается времени на главных героев (не обращая внимания на воистину эпическую длительность фильма). Нет не то что раскрытия характеров — ни один из главных храбрецов кроме того связной истории не приобретает: только комплект фактов биографии, как в трудовой книжке.

Большая часть второстепенных храбрецов в фильме, кстати, почему-то изъясняется многословными типично михалковскими монологами с его же проникновенными нотками в голосе. Подобные монологи особенно необычно звучат в устах жёстких, огрубевших в битвах фронтовиков наподобие начальника штрафного батальона — выдавая театральную фальшивость.

С правдивым изображением войны также не хорошо: Михалков провалил всю батальную часть фильма. В этом уже просматривается закономерность: у искусных режиссеров, ставящих замечательные картины о характерах, почему-то совсем не получается снимать батальные сцены.

Михалкову весьма хотелось превзойти Райана и Перл-Харбор — но вместо этого у него оказалась рыхлая суета со стрельбой, как у Клинта Иствуда в дилогии Знамёна отечественных отцов и Письма с Иводзимы, и невыносимо позорные сцены с тонущей баржей и компьютерными германскими самолетами.

Михалков желал крутую и рукопашную и жёсткую перестрелку в тумане, как в Тонкой красной линии — но вместо этого у него вся сцена боя погрязла в дыму, как у Оливера Стоуна — битва про Гавгамелах в фильме Александр.

Из трехчасового Предстояния выделяется только один замечательный эпизод про штрафбат, отражающий атаку германских танков вместе с юнцами — кремлевскими курсантами (Цвет нации — от 183 сантиметров роста!). Вспышки выстрелов в тумане выглядят страшно и красиво; а до тех пор пока идет подготовка к бою и, по окончании, — поле трупов заметает снег, на сердце делается горячо и горько.

В целом Предстояние рискует повторить славу Обитаемого острова Федора Сергеевича Бондарчука: громадный бюджет, высокая планка ожиданий — и в итоге одна-единственная замечательная сцена танковой атаки на целый фильм. Нарезка кадров из Утомленных солнцем 3: Цитадель, продемонстрированная перед титрами Предстояния, также ничего хорошего не обещает — в ней не было ни одного эффектного боевого эпизода.

Русские, да и немцы также, в Утомленных солнцем 2 зачем-то выставлены настоящими уродами. Благодарю, Никита Сергеевич, что поведали правду о войне: выясняется, германские летчики были полоумными придурками, отечественные бойцы штыком атаковали танки, а саперы взрывали мосты со собственными же отступающими армиями. А мы-то думали, они были храбрецами.

Предстояние планировали показывать на громадных экранах на Красной площади в сутки победы, но позже отменили показ — побоялись обидеть эмоции ветеранов. Так в чем же правда фильма о войне, если он может обидеть настоящих фронтовиков?

От Утомленных солнцем 2 ожидали исторической драматики, психотерапевтической пронзительности и огромной, пробивающей сердца, художественной силы. Обидно и жалко сейчас, что фильм не только не превзошел уровень первой части, но кроме того по большому счету весьма слабо связан с теми, первыми Утомленными солнцем. Михалков желал новым фильмом продемонстрировать, что вторую мировую войну победил не Том Хэнкс — но пока получается, что победил все-таки он.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: