Рецензия к фильму «ученик чародея». колдун-коммандо

Ребёнок Дэйв, переживший в четвертом классе амурную неудачу и с того времени засевший за физику, поступает в ученики к чародею Бальтазару Блэйку — что учит его освобождать разум и перебрасываться файерболами. Сначала Дэйва это забавляет, но скоро он определит, что будет преемником великого чародея Мерлина — и обезопасисть мир от злых волшебников Максима Хорвата и Морганы. А он желает быть простым юношей и вернуть девушку, в которую он влюбился в четвертом классе. На экраны вышел Ученик чародея — пестрый развлекательный волшебный боевик для подростков.

Режиссер Джон Тартелауб известен первым делом собственными приключенческими бродилками Сокровище нации и Сокровище нации 2: Книга тайн с тем же Николасом Кейджем, собравшими в мировом прокате приблизительно 350 и 450 миллионов долларов соответственно.

Такая успешность обеспечила его новому проекту солидный бюджет в 150 миллионов и разрешила привлечь не только давешнего партнера по съемочной площадке Кейджа, но и целую команду вторых высококлассных актеров на центральные роли.

Ученик чародея прекрасен первым делом тем, как совершенно верно в нем подобраны артисты под собственные экранные амплуа. Альфред Молина делает злого волшебника Хорвата обаятельным и харизматичным — за таким злом весьма интересно замечать и весьма захватывающе с ним сражаться! В первый раз ярко блеснувший собственной чёрной стороной в Человеке-пауке 2 (врач Октопус — один из лучших кинозлодеев ever), Молина — красивый кандидат на роли всевозможных злых гениев — отрицательных, но привлекательных.

Николас Посмотрите в мои грустные глаза Кейдж превосходно уравновешивает Молину на полюсе хороших храбрецов. Кому, как ни ему, тысячелетиями находиться на защите света — его образу человека с трепетной душой это идеально соответствует! Для фильма Кейдж отрастил долгие волосы и на экране предстал импозантным загадочным джентльменом в старомодных шляпе, остроносых ботинках, плаще из сыромятной кожи — и с громадной иронией в собственных всегда печальных глазах. Бальтазар — одно из лучших киновоплощений Кейджа, поклонницы возьмут громадное наслаждение.

Моника Белуччи, которая в жизни и в кино — на границе между светом и тьмой — в Ученике чародея сыграла подходящую двойственную роль колдуньи Вероники. Возлюбленная и Бальтазара, и Хорвата, она сперва окутана злыми чарами, а по окончании сама заколдовывает всех зрителей и персонажей волшебством собственного очарования.

Сюжетные пружины Ученика чародея, не обращая внимания на отчетливо-развлекательный темперамент фильма, весьма интересно продуманы. Европейская волшебство (Мерлин и другие персонажи из преданий про короля Артура) свежо выглядит на экране, вынужденном сейчас различными ближневосточно-повелителями стихий и азиатскими мумиями. А амурная история физика-душевной блондинки и ботаника Дэйва — ди-джея маленькой радиостанции смотрится забавно и мило.

Отдельное благодарю хочется передать создателям фильма за испытания увлеченного физикой Дэйва с соленоидом Николы Теслы (см. фильм Престиж) и по большому счету всю смысловую линию про родство естественной магии и науки. Мир полон чудес, и авторам фэнтези-сюжетов кроме того не требуется ничего придумывать — за этим будущее кино про чародейство и волшебство.

Кроме блистательных актёров и сценария (рискнем отнести к ним не только Молину с Кейджем и Белуччи, вместе с тем гениального паренька по имени Джей Барушель, выполнившего ключевую роль), Ученик чародея содержит еще один неотъемлемый компонент кино-волшебства — юмор.

Фильм не морщит лоб всю дорогу в попытках изобразить чародейскую скорбь за судьбы мира — а, четко осознавая собственную единственную сверхзадачу — скрасить вечер праздному люду с попкорном и колой — мечет хорошие шутки файерболами. Стебный настрой оказывает помощь Ученику чародея оставаться бодрым и занимательным зрелищем на всем протяжении, а множество сценарных находок с ловушками чародеев и магическими трюками (в стиле послать неприятеля в зазеркалье) снабжают накал страстей и неослабевающий драйв.

Парадоксально, но Не верю имени Станиславского в фильме вызывает не сценарий и не актерская игра (с ними все зашибенно), а… компьютерные эффекты. Все выглядит красиво и в полной мере чудесно, но не приводит к достоверности происходящего. Сказочность и рисованность чародеев и приключений Дэйва в фильме мешает сопереживать и по-настоящему увлечься экранными событиями. Ни за кого из храбрецов фильма не нервничаешь — мультяшные эффекты дают эффект бетонной уверенности в том, что отечественные победят.

Ученику чародея быть бы легко тверже — дабы волшебство угрожала судьбе и здоровью храбрецов не понарошку. Таковой истории, дабы зацепить зрителей, необходимо разрешить нам понюхать пороха — а без этого пламя файерболов выглядит как пламя камина, нарисованный на картонке в каморке папы Карло, и без того же легко протыкается долгим носом жажды до настоящих ощущений.

Из-за данной легковесности Ученик чародея — фильм на один раз, не обращая внимания на занятный сценарий и замечательных артистов с шутками и чудесами. Вряд ли кроме того самый заманьяченный на чародействе зритель будет производить перерасмотрение фильм в дцатый раз — но это не отменяет факта, что Ученик чародея — крепкое развлекательное зрелище, которое вынудит посмеяться и поразит волшебными трюками. В самый раз, дабы высвободить разум душным июльским вечером.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: