Рецензия к фильму «трон: наследие». в бой!

В первую очередь времен в мире царила тьма — , пока ее не прорезали лучи света: светло синий и — сходу следом — оранжевый. И помчали рядом двумя светоциклами, не пересекаясь, в силу того, что пересечься — значит проиграть. Прошли годы, мир изменился, но то основное в нем, что высказывают гонки на светоциклах, осталось прошлым. На экраны выходит долгожданное продолжение всех-предтечи картин и фильма Матрицы про виртуальные миры: Трон: Наследие — про то, что жизнь не исчерпывается биологией, что она — вызов, прямая линия, цель.

Трон: Наследие ожидали чуть ли не больше, чем каждый фильм в уходящем году. Этому содействовала и слава культового фильма 1982 года, открывшего компьютерную киноэпоху, и безупречно-стильный вид нового фильма, и его агрессивная рекламная компания.

Но дебютант в громадном кино Джозеф Косински сделал не тот фильм, которого ожидали все: Трон: наследие — что-то иное, непохожее а также инородное для сегодняшней виртуальной фантастики.

Визуально фильм практически совершенство. Он пробивает брешь в центре визуального наслаждения в мозгу светоциклами и другой техникой, сверкающими поверхностями, светящимися фетиш-костюмами и неповторимыми — от неестественных до стильно-агрессивных — шлемами каждого персонажа. А в то время, когда доходит до действа, начинается настоящая феерия — по экрану носятся диски, светоциклы и всякие летающие штуки, разнося игроков на кубики шелестящих пикселов.

Трон: наследие как будто бы намерено создан для IMAX-кинотеатров: первые же кадры — камера мчится над мегаполисом — подхватывают тебя вместе с креслом и затягивают в экран. Дальше это чувство легко ослабевает, но на смену приходит новое: чувство настоящего чуда от игрового мира корпорации Encom.

Для фильма придумали множество разных примочек. Омолодили на 30 лет Джеффа Бриджеса, выпустив на экран актера в роли постаревшего Флинна и его молодого двойника из картины 28-летней давности в роли КЛУ — компьютерного слепка личности. Придумали потрясающую технику и хореографию для боев, воплотили на экране многомерный биоцифровой мир, манящий голубым и золотистым свечением.

Но, не обращая внимания на все это, новому Прикоснусь недостает драйва — виртуальные схватки сделаны на наибольшем уровне, но сняты без искры — красиво, но виртуально-холодно. Не отправилась Наследию на некоторая беззубость и пользу, свойственная всем творениям Диснея, — фильму не помешало бы чуть больше жесткости а также жестокости, в силу того, что сопереживать виртуальным храбрецам без этого достаточно не легко.

Увы, создатели промахнулись и с выбором актера на ключевую роль: юниора Сэма Флинна, наследника цифровой империи Encom сыграл Гарретт Хедлунд (Патрокл в Трое) – и сыграл отчаянно-невыразительно. Данный юноша играется кроме того хуже, чем компьютерная модель Джеффа Бриджеса, выполнившая колоритного злодея КЛУ. А Хедлунд всегда в драматических сценах выглядит так, словно бы наблюдает не на самых дорогих ему людей, а на сверкающие пиксели.

Выручают настоящие звезды на вторых ролях: Джефф Бриджес, Оливия Уайлд и самую малость — Майкл Шин (появляющийся в одной сцене в роли местной версии Меровингена из вселенной Матрицы). Бриджес — больше чем великий актер: это настоящий титан, от одного его взора в фильме начинают искры сыпаться. Превосходно подыгрывает ему Оливия Уайлд — сексапильная звездочка сериала Врач Хаус — которая тут проявляет живость и такую непосредственность, что влюбляет в себя большинство зрителей в зале.

Не считая древесного парня в некоторой стерильности и главной роли, в Троне: Наследии замечательно все: экшен, воплощенный на экране мир, динамичная электронная музыка (за ритм отвечает несколько Daft Punk). Лишь суть всего происходящего доходит не сходу — на последних кадрах.

Косински поставил весьма амбициозную задачу — воскресить в новом мире прямую и мало наивную фантастику 1980-х. В ней правила игры были несложными и честными — какими они и предстают в любой момент, в то время, когда слетает любая шелуха.

Актуальные на данный момент восточные философии внушают нам сокровище остановки, отрешения, при(с)мирения — на чем выстроены многие концепты в сегодняшней фантастике и что в Троне: Наследии высказывает позиция старшего Флинна. Косински говорит о том, что все это не работает, что биение судьбы — в светящихся желтым и синим светоциклах, догоняющих друг друга; что лишь вызов продвигает вперед, побуждает верить в себя и верить себе.

Да и то, что оставляет нам Трон в наследие, так же легко, как и все настоящее. Играйся на собственной стороне. Следуй своим целям и собственным ценностям. Выключай компьютер. В бой! Твой движение.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: