Рецензия к фильму «сумерки. сага. новолуние». дыра в груди

Между влюбленными странной девочкой и вампиром пролегла трещина. Она опасалась состариться рядом с ним, но оказалось, что ужаснее сдохнуть без него. Не хотя забрать душу Беллы, обратив ее в вампиршу, и опасаясь за ее жизнь, Эдуард бросил ее. Второй фильм саги Сумерки — о пустоте, которая остается по окончании потери любимого человека, и он прочно заполнен данной пустотой. Новолуние, на сеансы которого раскуплены все билеты, говорит о девочке восемнадцати лет с дырой в сердце, нашедшей, что все юноши — упыри либо кобели.

В случае, если в трех словах — трейлер был увлекательнее. На Новолунии в зале занимательнее, чем на экране: девушки оргазмически стонут при виде накачанных обнажённых торсов, юноши гогочут при каждой необычной выходке храбрецов.

Замена Катрин Хардвик, снявшей первый фильм саги — Сумерки — не отправилась серии на пользу. Продюсеры, полистав книжку, прикинули, что в Новолунии нужно будет показывать реалистичных компьютерных зверей, и позвали режиссером Криса Вайца, в один раз уже сделавшего пугающе настоящими ледяных медведей в Золотом компасе.

Вайц чувствовал давление ожиданий миллионов поклонниц, и в Новолунии попытался учесть все их запросы. В итоге фильм чрезмерно сфокусирован на амурной истории, тогда как остальные сюжетные события обделены вниманием.

С кланом Волтури — главными новыми персонажами саги Сумерки — Новолуние знакомит походя, как будто бы между делом. Их значение в вампирском мире коротко обрисовал Эдуард, но про самих Волтури фильм ничего не информирует. Аро, блистательно сыгранный Майклом Шином (кого, как не вожака оборотней в Другом мире, было пригласить на эту роль?), магнетическая Джейн (повзрослевшая Дакота Фаннинг) и другие вышли весьма колоритными и внушительными. Но черт им Новолуние не дает — заигравшись в любовь, Вайц сделал Волтури чисто функциональными фигурами, покинув раскрытие их натур книжкам Стефани Майер.

Но полно времени уделено Джейкобу Блэку и его ласковой дружбе с Беллой, ищущей помощи. Актер Тэйлор Лотнер, его сыгравший, в Новолунии раскрывается с неожиданной стороны — загорелым мускулистым торсом с шестью кубиками пресса. Джейкоб и его братья-волки удались Вайцу значительно лучше медведей из Золотого компаса: их быстрота, мощь, шевелящаяся от ветра мудрые глаза и роскошная шерсть заставляют симпатизировать данной новой силе, показавшейся в саге.

Нудные объяснения между храбрецами, занимающие всю центральную часть фильма, поразительно нудные. Фильм затянут: одних сцен молчания по полминуты, на протяжении которых на лицах актеров также ничего не происходит, наберется с дюжина, не считая бесчисленных слов любви.

Эту затянутость Новолуния сглаживает неспециализированная бодрость постановки и иногда появляющийся экшен, в котором волки гоняют вампиров по лесу, Белла видит Эдуарда при выбросах адреналина, вампиры бьют друг друга об пол до трещин в макияже. Операторская работа также не подкачала: прыжок Беллы со скалы, к примеру, сделан так, что зрительный зал падает в воду вместе с ней.

Основная экраннная пара — Роберт Паттисон и Кристен Стюарт — совсем не впечатляют собственной игрой. Оба достаточно древесные, и Паттисон толком прекратил играться если сравнивать с первой частью. Может, это грим через чур плотный, почему мимика практически отсутствует, — быть может, Паттисону надоела роль либо он совсем зазвездился, не хотя напрягаться.

Исходя из этого Новолуние — фильм второстепенных персонажей. Блистают Джейкоб, Аро, Элис и Виктория. От эффектной вампирши Элис, ставшей для Беллы самой близкой подругой, попросту глаз не отвести. (Но ее голос, что в соответствии с книжке обязан звучать как перезвон колокольчиков на ветру, в дубляже похож на сипение ребёнка, подышавшего гелием.)

Совсем безмолвная Виктория с огненными волосами вышла чуть ли не бросче всех Волтури: подлинная львица, совершенная дама-вамп. Запомнилась кроме этого Дакота Фаннинг со ужасными красно-коричневыми глазами, на каковые больно наблюдать (гримеры попытались).

В целом фильм воспринимается положительно, но весьма ровно — и это вряд ли из-за сюжета второй книги Сумерек. История Майер глубока, хоть и небогата событиями — легко все методы прикоснуться к сердцу зрителей, покинутые ему Катрин Хардвик, Вайц порастерял.

В Новолунии потеряна та пряность ощущений, каковые обрушивали на зрителей Сумерки. Режиссер, думается, серьезно пологал, что снимает новых Ромео и Джульеттуно первый фильм саги завоевывал души и сердца не одной лишь подростковой любовью. В нем Белла — рядовая женщина, эмоции которой понятны каждой, — отыскала не только единственного, но и семью, так недостатающую ей; собственную свору, которая поддерживает и питает силой, делает мир ясным и несложным.

Вампиры в Сумерках были завораживающими: стремительные как молния и божественно прекрасные, они сделали Беллу особой, приняв ее в собственный круг. Бешенная по энергетике сцена вампирского бейсбола в Сумерках бодрила сильней, чем в случае, если лизнуть батарейку. В Новолунии вся потусторонняя притягательность вампиров и целый их вольтаж съежился в жалкие крохи. Грим стал лучше, а сами вампиры поблекли. Остались бессчётные сцены-вспышки (Элис перемахивает через перила, волки гонятся за Викторией, Джейкоб с грацией кошки впрыгивает в окно) — но провалилось сквозь землю волшебное сияние, которое излучал первый фильм саги, как обнаженный вампир на солнце.

Как нужное неинтересное звено громадной истории Новолуние в полной мере достойно. Но это уже не тот жар, тонкая чувственность и энергия, зафиксированные первым фильмом саги. И в случае, если ничего уже не исправить, и проект до самого нутра кинопленки стал коммерческим, нам будет постоянно недоставать эмоции той узкой связи с любимым человеком и собственной лучшей сворой, которым обдавали Сумерки.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: