Рецензия к фильму «ровер». пустыня как смысл существования

Фактически мёртвая равнина, одинокий ездок, передвигающийся на коне, псах либо потрепанном автомобиле, и не стесняющийся разрешить войти в движение оружие, мир, в котором бензин, корм для вьючных животных либо глоток чистой воды стоят больше, чем людская судьба. В какое количество литературных источниках либо же их воплощениях на экране перед отечественными глазами поднималась такая картина. И все же Гай Роберт и Пирс Паттинсон под управлением режиссера Дэвида Мишло умудрились добавить к привычному апокалиптическому тишине пара броских, ни на что не похожих штрихов.

Ровер — это кроме того не авторское кино в общеупотребительном смысле, это неспешное размышление о том, что такое людская цивилизация, людская душа, и как легко все это преобразовывается только в жажду и практически микробное рвение выжить.

Эрик, изможденный и легко скособоченный храбрец Гая Пирса, десять лет бороздит австралийскую пустошь без четкой цели, скорее, по привычке цепляясь за собственную жизнь. На одной из дорог будущее сводит его с влачащими такое существование преступниками, угоняющими его машину. По причине, которая станет понятна только в последнии секунды фильма, он не готов обменять собственный транспортное средство кроме того на более замечательное и соответствующее окружающему распутью. Единственная возможность отыскать похитителей — это Рэй, израненный брат одного из угонщиков, с которым Эрик случайно сталкивается в пути.

Предстоящий пересказ содержания не имеет никакого смысла, поскольку пыльная погоня с неизбежными перестрелками, приобретением горючего, еды и патронов — классические составляющие апокалипсиса. Но при с Ровером это кроме того не приёмы и художественные образы, помогающие раскрыть характеры главных героев, а только фон для размышления о призрачности грани, отделяющей человека от зверя.

Для Эрика эта изменение мучительна, не обращая внимания на видимую легкость, с которой он отнимает чужие судьбы. Парадоксально, но его угнетает тот факт, что творимые им злодеяния оказываются безнаказанными, поскольку ничего аналогичного не имело возможности случиться до начала мирового кризиса. Для Эрика целый кошмар провала цивилизации содержится конкретно в существовании таких как он.

Для Рэя, достигшего зрелости уже по окончании трагедии, окружающая среда куда привычнее. О прошлом его ничего неизвестно, но, наверное, монотонные скитания по пустыне с пистолетом в руках для него столь же обычны, как поход в актуальный клуб для отечественных современников его возраста. Его мотивация куда несложнее, чем у храбреца Пирса. Он кинут собственным братом умирать на дороге, и практически детская обида заставляет его искать в Эрике защиту и поддержку и в один момент жжет его жаждой узнать ответ на вопрос: по какой причине?.

И Эрик, достигнув собственной цели, уже не имеет возможности за руль собственного автомобиля и уехать. Последние удары пульса человечности просто не оставляют ему иного выбора, не считая помощи Рэю. Помощи конкретно таковой, какая лишь и возможно в столь ужасных условиях существования.

Гай Пирс красив, не обращая внимания на то, что за целый фильм он произносит от силы три десятка фраз. Данной ролью он абсолютно подтверждает собственный статус одного из лучших и самых харизматичных австралийских актеров. Роберт Паттинсон красив, дабы не думали про него ненавистники Сумерек. Его игра оставляет практически осязаемое чувство боли, и в целом он смотрится на экране полностью достойно маститого партнера.

Ровер — это фильм размышление. Размышление болезненное и такое нужное для настоящего киномана, охваченного буйством красок летних блокбастеров. Размышление о нас с вами. О том как легко мы можем перевоплотить привычный нам жизненный уклад в пустыню. А саму пустыню сделать смыслом отечественного существования.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: