Рецензия к фильму «принц персии: пески времени». лучшая мера

Юный принц Дастан неблагородных кровей при штурме священного города Аламут (заподозренного в торговле оружием) приобретает кинжал, владеющий волшебными особенностями. С его помощью возможно отмотать время на 60 секунд назад и поменять движение событий — и только обладатель кинжала будет знать, что случилось. Многие властители стремятся завладеть кинжалом, не зная, что он — ключ к настоящему ларцу Пандоры, талантливому стереть с лица земли мир. В масштабном приключенческом экшене, снятом по мотивам культовой компьютерной игры, — Принц Персии: Пески времени — время расставляет все по местам.

К экранизации широко известной игры подготовились в далеком прошлом — первый постер Принца Персии показался на экранах еще в кадре комедии Шопоголик, к которой кроме этого приложил руку золотой продюсер Джерри Брукхаймер. Перечень имен в титрах впечатляет — в создании Принца Персии поучаствовали создатель одноименной компьютерной игры Джордан Мехнер и создатель паркура Дэвид Белль; в режиссерском кресле сидел Майк Ньюэлл (что снимал Гарри Кубок и Поттер огня), а музыку писал виртуозный Гарри Грегсон-Уильямс.

На выходе оказалась броская развлекательная сказка с восточным колоритом, эффектной акробатикой и приключениями, талантливая запомниться интересными играми со временем.

Лучшее в фильме — декорации и трюки: принц Дастан показывает настоящий класс в течении всего фильма, кувыркаясь, прыгая по крышам и бегая по стенкам так, как до этого — ни один храбрец. Следить за его акробатикой так же захватывающе, как играться в Принца Персии самому — думается, конкретно этого и получали постановщики. Вдобавок ситуация в фильме создана с тщательностью и любовью — перед зрителем предстают величественные восточные города, шумные рынки и царственная пустыня и кварталы. На таком фоне события фильма кажутся нерасказанной историей из сказок Тысячи и одной ночи.

Не подкачал и юмор: шейх Амар в исполнении искрометного Альфреда Молины во всех сценах, где присутствует, выстреливает массу шуток — а где его нет, принц Дастан додаёт забавных обстановок. Кстати, сцена с поцелуем страуса — чистая импровизация Молины: Я поразмыслил, что или возьму клювом в глаз, или снимем забавный эпизод — смеется актер.

Принц Персии очевидно метит на пост Громадной Приключенческой Франшизы — дорожкой, проложенной Пиратами Карибского моря. Но до отметки Пиратов фильм, к сожалению, не дотягивает — храбрецы не те.

Принц Дастан обаятелен и ловок — но всей его харизме не заполнить сценарную вакуум этого храбреца, незаметно перекочевавшую из компьютерной игры. В игре эту вакуум заполняет собой игрок, в то время, когда берет управление Принцем Персии — а в фильме ее призван заменить темперамент персонажа, что Дастану забыли прописать.

Джейк Джилленхол, которому превосходно удаются самые разноплановые роли, выжал из двумерного Дастана, что имел возможность — но на экране принц все равно выглядит не сказочным, а компьютерным храбрецом. Принцесса Тамина, сопровождающая Дастана солидную часть экранного времени, и вовсе кое-где сливается с прекрасными декорациями. Джемма Артертон в Принце Персии — кукла, и заставляет сожалеть, что в фильме на ее месте не была Ева Грин (вспомните принцессу Сибиллу из Царства небесного).

Под стать восточному колориту сказки создатели фильма желали пригласить на главные роли не западных, а восточных артистов. Но звезда Болливуда Ритик Рошан отказался сыграть Дастана, а иранскую кинозвезду Голшифт Фарахани арестовали на границе, в то время, когда она уже ехала сниматься в роли принцессы Тамины, — за участие в фильме Ридли Скотта Совокупность лжи ей запретили покидать страну. Исходя из этого в Принце Персии все второстепенные лица и главные в персидском царстве — не восточные, а вызывающе европейские, что мало смущает сперва, а позже привыкаешь: сказка так как.

Но посильнее всего Принц Персии удивляет не актерами, трюками и декорациями — а тем, что Майк Ньюэлл нежданно снял свободный римейк впечатляющего отечественного блокбастера Тимура Бекмамбетова. Сюжетная конструкция Принца Персии так поразительно похожа на главную линию в Дневном дозоре, что заставляет заподозрить сценаристов Принца Персии в том, что они черпали воодушевление в опыте российского блокбастеростроения.

Тимур Бекмамбетов с его восточной сосредоточенностью наблюдает, само собой разумеется, глубже плосковатых голливудцев — но и Принц Персии весьма интересно подходит к вечным вопросам о судьбе и выборе.

Говорят, опыт — это ум дураков: и глядя на сюжетные перипетии Принца Персии, четко осознаёшь, что людям не ума — одной-двух судеб не достаточно, чтобы прожить собственную так, дабы не было мучительно больно. Как в компьютерной игре — оптимальнее проходишь уровень не с первой, а с двух либо трех попыток. Мы сами творим собственную судьбу — говорит Дастан принцессе Тамине, а она в ответ радуется: Вы так же, как и прежде узко мыслите. И в случае, если посмотреть пошире, принцесса права: принципиально важно, само собой разумеется, не число действий и попыток в выстраивании судеб — в противном случае, что окажется в итоге.

Приключения и опробования подарили принцу Дастану опыт — нужный, дабы посмотреть на жизнь и время под другим углом, чуть-чуть заступить за край. И, посмотрев, он принял лучшую меру, которую лишь имел возможность принять: не против препятствий и противников, чужих и армий козней — против времени.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: