Рецензия к фильму «повелитель бури». минная жизнь

В мелкий саперский отряд на смену подорвавшемуся на мине саперу прибывает сержант Уилл Джеймс (Джереми Реннер). Данный человек нейтрализовал более чем восемьсот мин, от чего повредился головой. Сейчас он ощущает радость судьбы, лишь пребывав в радиусе взрыва мины, которую обязан нейтрализовать. Дама-режиссер крепкого мужского кино Кэтрин Бигилоу, снимающая редко, но метко, сняла только замечательный фильм про сапера, что до тех пор пока еще ни разу не совершил ошибку.

Повелитель бури (в оригинале — The Hurt Locker, `ящик боли`: саперы говорят так про место, где выясняются подорвавшиеся на мине) в мире вышел еще в 2008-м, и все, кто обожает важное кино, уже успели скачать его через Интернет. Но нынешняя премьера в кинотеатрах — дело все равно небесполезное дело: фильм так оптимален, что пересмотреть его на громадном экране — редкое наслаждение для кинолюбителей.

Кэтрин Бигилоу известна не только как режиссер блестящего боевика На гребне триллера и волны про советскую подводную лодку К-19, но и как бывшая супруга Джеймса Кэмерона, с чьим Аватаром ее Повелитель бури будет соперничать за Золотые глобусы. Собственный фильм она снимала на злобу дня — в разгар Громадной волны (новой бушевской стратегии в Ираке), в то время, когда в Багдаде именно рвались мины.

Повелитель бури — из разряда тех спокойных, максимально приближенных к действительности фильмов, где воздействие начинается неторопливо, понемногу концентрируясь в плотное, практически физическое напряжение, которое еще долго не отпускает по окончании финала. броский актер Джереми Реннер, талантливо сыгравший снайпера в зомби-апокалипсисе 28 недель спустя, в Повелителе бури воплотился в виртуозного сапера, что был на волоске от взрыва каждой из сотен нейтрализованных им мин — любой раз наряду с этим словно бы взрываясь изнутри.

Кэтрин Бигилоу обнажила в фильме основной нерв войны, за два с маленьким часа изобразив точный портрет человека, для которого она стала больном привычкой; становящегося мертвым / живым как по щелчку всегда, в то время, когда он покидает и возвращается в зону военных действий.

Повелитель бури беспристрастно свидетельствует красоту войны (пируэты падающей в песок отстреленной гильзы) и ее сумасшествие (сержант Джеймс засыпает пьяный в саперском шлеме, стоит под душем в каске). Он доступно и просто, безотлагательно и бравурной музыки, говорит о том, что война — не драйвовая бойня, а нескончаемое сиденье за склоном, глядя в прицел винтовки. По тебе ползают мухи, хочется выпивать, глаза заливает пот, но нельзя спускать глаз, вооруженных сильной оптикой, с позиции соперника — убьют. Где уж тут упоение сражением, про которое говорится в эпиграфе к фильму. Война, по Кэтрин Бигилоу, — в ощущениях: она где-то у нас в.

Повелитель бури удивляет еще и привычными лицами, то и дело мелькающими в фильме в маленьких камео. В замечательной вступительной сцене красочно подрывается на мине Гай Пирс, в пустыне меняет колесо у внедорожника Рэйф Файнс, дома в Америке сержанта Джеймса ожидает Эванджелин Лилли.

Динамичных сцен в фильме мало, но три взрыва продемонстрированы так, что заставляют задержать дыхание (и, при возможности — отмотать и прокрутить их заново). В стартовой сцене в замедленной съемке видно, как от взрыва сперва взлетают в атмосферу камни, ржавчина и песок — словами этого не обрисовать, наблюдаешь неотрывно, и картина окончательно врезается в памяти в персональный `hurt locker`.

Но большей частью фильм складывается из спокойных сцен вне напряжённых взрыва сцен и радиуса мин томительного ожидания (взорвется — не взорвется?) в радиусе. Течение ленты погружает в какое-то медитативное состояние, в котором не подмечаешь ничего постороннего: на экране храбрец Джереми Реннера опускает стекло саперского шлема, как забрало — и все, имеется лишь мины, каковые нужно нейтрализовать, и провода, каковые тянутся к взрывателю, а другое только помеха.

Этому содействует и выбранная для съемок большинства сцен ручная камера: происходящее на экране думается кроме того не документальным, а происходит как будто бы вживую, без монтажных склеек.

Повелитель бури светло говорит о том, что война — особенная среда, и как любая среда, она имеет собственных жителей. Человек за собственную бурную историю освоил и создал довольно много ужасных сред, привыкнув и приспособившись позже к практически всем из них. Но сложно представить кого-то ужаснее человека, у которого в в далеком прошлом все взорвалось и которого притягивает как магнитом минное поле. Привыкнуть к этому запрещено — возможно обучиться лишь на время забывать об этом.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: