Рецензия к фильму «поп». человек человеку

Папа Александр из латвийской деревни Негромкое по окончании нападения фашистской Германии на СССР соглашается стать священником Псковской православной миссии и отправляется в деревню Закаты под Псковом — восстанавливать храм и помогать прихожанам. Режиссер Владимир Хотиненко и киноподразделение церковно-научного центра РПЦ Православная энциклопедия на праздник пасхи выпустили фильм Священик — по роману Александра Сегеня, основанному на документальных материалах.

в один раз двух человек задали вопрос: что есть базой христианской религии? Один ответил: вера, второй ответил: любовь. Новый фильм Владимира Хотиненко, ранее радовавшего нас патриотическими картинами 72 метра и 1612 — полностью про второй ответ.

Смотря фильм, это не сходу осознаёшь — сначала Священик думается необычным и легко несфокусированным. Простоватый священник папа Александр вырезает из книжек картины со святыми, говорит с мухой, убеждает иудейскую девочку отложить крещение для любви к родителям и сравнивает жену с точильным камнем (Она без меня ноль, я без нее — единица, а совместно — десяточка).

Показывается это все также достаточно необычно: под хоровое громогласье песнопений камера летает над русскими озёрами и полями, муха смотрит на образы святых на картинах фасеточным глазом. Нацисты, появляясь в псковской деревне, убивают корову, и какой-то блаженный доит ее мертвую.

Но чем дальше развиваются события и, в особенности, в то время, когда для немцев игры в православную миссию заканчиваются с поражениями под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге, все те же самые поступки отца Александра покупают совсем смысл и другую значимость.

Я ни при каких обстоятельствах не лгу, в силу того, что я священник — говорит священик в ответ на вопрос ребенка, не одурачит ли он. И всю картину не обманывает — в первый раз показавшись в кадре несложным, хорошим и негромким человеком, он остается таким же до конца — до отправки в советские лагеря по окончании того, как псковщину отбили у немцев.

Будьте как дети — сообщил Христос, и священник с детской непосредственностью, без пассионарности и всякого пафоса негромко и просто делает то, к чему его призывает сердце и вера: не стремясь а также не вспоминая о награде и какой бы ни было собственной значимости.

Выполнивший роль священника Сергей Маковецкий сыграл совсем только — его папа Александр оказался весьма живым и настоящим, и одним из самых броских и выдающихся образов священников в русском кино. Его слова и дела негромки и незаметны в масштабах великой войны, перевернувшей жизни всех русских, — но в них столько настоящего величия, что хочется назвать их `деяния`.

Вместе с Маковецким в фильме блистают пара вторых превосходных актеров: Нина Усатова, юная звезда (и Лиза российского кино, играющаяся в сериале Папины дочки и поразившая всех собственной ролью в картине Собственные дети) и Анатолий Лобоцкий, чей русский немец полковник Фрайгаузен рушит стереотипы о нехороших нацистах.

Говоря с нами о ужасных и неприглядных вещах, Хотиненко умудряется сохранить яркое виденье и ни разу за двухчасовой фильм не скатывается в привычно ожидаемую от отечественного кино чернуху. Его Священик — кино хорошее, и пускай оно вместе с тем грустное и непростое, но приводит к желанию производить перерасмотрение — в силу того, что возвышает и очищает душу.

Наряду с этим удалось не скатиться в религиозную блаженность — в то время, когда действительность затмевается светом с небес, подтверждающим святость и правоту отечественных и глупые заблуждения неприятелей. Священик в этом смысле — фильм с редкостно трезвым взором на вещи: в нем нет по большому счету ни одного символа более — священнику всегда приходится самому решать, как поступить верно — и он до конца сверяется в деяниях только с внутренним компасом.

В какой-то момент священники в фильме говорят Не произойди эта война — и все церкви в РФ через 2-3 года были стёрты с лица земли — на что хочется завопить в ответ: И разве вы не желали бы заплатить такую цену, дабы война не произошла?!. Все мы люди, и у всех различные дороги — и иногда думается, что вернее всех в фильме действовал безбожник — коммунистический комиссар, что повел партизан убивать фашистских полицаев в деревне.

В Попе довольно много христианской религиозной символики: по ходу действия появляются хлеб и рыба в качестве угощения путнику, как иносказательная рифма к сюжету появляется изображение Зосимы Финикийского — святого, что вынудил льва нести поклажу, в то время, когда тот сожрал его осла (в фильме нацисты фотографируют козла, положив ему на пояснице красное знамя с ликом Ленина).

Но Священик — отнюдь не проповедь: фильм по большому счету практически не говорит о христианстве как религии — лишь как о человеколюбии, которое несравнимо ответственнее, чем то, в то время, когда кто-то будет крещен, отпет либо исповедан.

Владимир Хотиненко наблюдает выше символик и обрядов всех религий — недаром он в 1995-м году снимал фильм Мусульманин совсем про другую веру. Режиссер и его новый фильм религиозны в том высшем и самом лучшем значении этого слова, в то время, когда первым делом становятся значимы не всевышние, а люди.

И Священик — не про церковника, а про человека кристальной чистоты (христианин сообщил бы: праведности), что при всех режимах не отступает от себя совершает собственный дело — будь он хоть священик, хоть мулла, да хоть кто. Всевышнему — богово, а человеку нужен человек.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: