Рецензия к фильму «орудия смерти: город костей». фальшивый мрак

Похоже, кто-то решил еще мало взбудоражить фантазии подросших фанаток сумеречной саги, посредством еще одной литературной эпопеи. Лишь сейчас все очень без шуток – погибель и ад, судьбы мира, последняя надежда человечества и без того потом по перечню, да и вампиры опять жестокие полуживотные, а не бледнолицые паладины. В любом случае, как выяснилось, все, что нам внесли предложение вместо шила – это ароматный кусок концентрированной бытовой химии. Так себе бартер.

готовься , что еще долго по окончании выхода из зала у вас перед глазами будут находиться прелестные лики персонажей – кастинг был легко фееричным. Или это какое-то ужасное проклятие девичьего фэнтези: у всех, принимающем в нем яркое участие, мгновенно атрофируется большая часть дицевых мышц, так что им остается ходить только с базисным комплектом чувств. Тайны, любовь, предательства и монстры в обстановке очередного надвигающегося апокалипсиса? Да господи, нам не привыкать!

Внезапно осознаёшь, что, к примеру, Лили Коллинз легко Превосходно сыграла в Белоснежке, а Лене Хеди за 300 спартанцев возможно было бы и Оскар, понимаете ли, вручить, потому что тут кроме того на нее без слез не посмотришь. Отдуваться за всех было нужно бедняге Джареду Харрису, что не опасается играться, да Кевину Дюрану, играющему на несколько с Робертом Мэйллетом (не забывайте русского из Тихоокеанского предела? Запомните его получше) брутальных клоунов. Но всех переплюнул Джэми Кэмпбелл Бауэр, по задумке автором – главной предмет желания как основной героини, так и зрительниц. Это… ну… ох, мда, бедноват еще у вашего покорного слуги лексикон… такое обрисовывать безтолку, лишь заметить самому. Крутой манекен.

Кстати о предмете желания: в чем Орудия смерти: Город костей нельзя упрекнуть, так это в консервативности. Амурные многоугольники тут дюже прогрессивны и презабавны. Довольно много о них без спойлеров не сообщишь, но это легко загляденье – кроме того не знаешь, стеб ли это над традициями, либо же легко создатель оригинала, Кассандра Клэр, знает толк во взаимоотношениях. Но, как бы то ни было, персонажи время от времени неожиданным образом и в неожиданных комбинациях обожают друг друга, что не имеет возможности не радовать гурманов. Настоящий праздник судьбы.

Но на этом обстоятельства посмеяться заканчиваются, в силу того, что с юмором как таковым в фильме беда. Неполный дюжина предсказуемых и предельно натянутых – да чего уж в том месте, намотанных на персонажей и образы – шуток не вызывает ничего, не считая эмоции желания и глубокого уныния приложить длань к челу. И куда уморительнее выглядят пропитанные патетикой диалоги храбрецов, фразы в которых они произносят с предельно каменн… тьфу, другими словами, важными лицами. Схожие эмоции вызывает очень запутанный сюжет с очень неожиданными и необыкновенными поворотами, внезапность которых в сочетании с упомянутыми выше амурными перипетиями другой раз так и подбивает захохотать в голос.

А вот в чем не откажешь Городу костей, так это в эмоции стиля. Жёсткая такая романтика, которая начинается в комфортной квартирке с видом на красивую улицу, а заканчивается в готичном замке с готичным интерьером и не весьма готичным порталом. Другой ночной клуб, кладбища со склепами, мрачные проулки, слабо освещенные полной луной – ко всему этому идеально подходят кожа, ремни, мечи, беспорядочные татуировки и смазливые лица на эктоморфных телах. До какого-нибудь Другого мира все равно далековато, но имеется уникальная пентаграмма и по-своему очаровательная, свежая демонятинка. Разве что пирсинга не достаточно, а так – адепты и стереотипные готы девиантных развлечений будут биться в экстазе.

Наподобие и повзрослели девичьи фантазии, да лишь сами по себе от этого лучше не стали. Розовые грезы никакой тёмной краской не собьешь; да и, в итоге, сценаристам вместе с писательницей необходимо знать, что по окончании Матрицы открыто обзывать центрального персонажа Избранным – как минимум дурной тон, символизирующий о творческой импотенции. Так что остается сильной половине человечества, в очередной раз примеряя на себя снисходительные и ехидные ухмылки, скрестив пальцы и стиснув зубы (внезапно от зевоты челюсть судорогой сведет), вести в кино собственных мечтающих спутниц. В силу того, что любовь – это боль.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: