Рецензия к фильму «орда». скромная эпопея

Нужно признать, татаро-православие и монгольское иго (правильнее подлинная вера) сейчас не особенно тревожат умы отечественных киноделов. К лучшему ли, к нехорошему – каждому решать для себя, но, по всей видимости, по окончании таких фильмов, как Царь и Монгол никто не решается серьезно затрагивать эти темы. Правильнее, не решался. Андрей Прошкин, не самый узнаваемый создатель шести картин, отважился скрестить эти два явления, перенеся на экран историю исцеления Тайдулы, матери хана Золотой Орды (7-ого) митрополитом Алексием.

Орда Прошкина имеется не что иное, как высокобюджетный арт-хаус. Это актуальное в наше время словечко тут как запрещено кстати: не обращая внимания на отсутствие необыкновенных ракурсов съемки, диалогов либо способов постановки, это кино очевидно не для всех. Для немногих – совсем немногих, так что только молитва Это все из-за идеи, а не денег для способна оправдать его немаленький (по русским меркам) бюджет.

Одновременно с этим, справедливости для, нельзя не отметить филигранную и разумеется стилистов и грандиозную работу декораторов. Благодаря данной работе воздух той эры была воссоздана пугающе точно: грязь, пыль, кровь, балахоны, украшения, рясы, оружие, строения и подвалы, печи и бани – все это завораживает и отталкивает в один момент. Как будто бы начинаешь чувствовать последствия всего того, через что было нужно пройти митрополиту. А заодно и неподдельную эйфорию от осознания того, в какую, не обращая внимания на все ее недочёты, цивильную эру мы живем. Мы счастливчики.

Но, очевидно, это не главный посыл киноленты (скорее побочный). Распознавание главного зависит от мировоззрения каждого зрителя. К примеру, ваш покорный безбожный слуга безмолвные размышления о чудесах, опробованиях верой и моральных вопросах в случае, если и рассмотрел, то далеко не так ярко и очевидно, как ожидал. Вместо этого он заметил, как режиссер, снимая историю о самоотречении и самопожертвовании, неожиданно свел все страдания святого человека на нет. Причем сам того не подозревая.

Или весьма кроме того подозревая, отчего ему хоть на данный момент возможно назначать епитимью за такое святотатство. А дело все в том, что по окончании лекарей и всех неудач целителей, по окончании разоблачения всех Гудвинов в вероятное чудо верить . В то время, когда же оно все-таки происходит, голос разума мгновенно делается по стойке смирно и рапортует о том, что существуют такие вещи, как, к примеру, снежная офтальмия. И что незрячий прозрел необязательно по воле Господа, но вероятнее по воле вечно-слепого случая.

Но самое увлекательное содержится в том, Как все это Прошкин нам преподносит. Воздух Средней Азии Чёрных столетий – это одно, однако режиссер, на несколько с оператором, и сами были без ума от визуального результата работы их подопечных. Как следствие: воздействие начинается весьма (Caps lock использовать бессмысленно – мало будет) неспешно. Дуэт этот смакует каждую сцену, любой кадр, каждое перемещение каждого храбреца. До тех пор пока происходит воздействие, успеваешь рассмотреть практически каждую мелочь. Что вдвойне жалко, учитывая то, что ни одна из них никоим образом на сюжет не воздействует.

Это, очевидно, выливается в неспециализированную затянутость ленты. В иных картинах подобная история замечательно, полностью проходит фоном, тут же любая пытка растягивается неимоверно, превращая само время – в еще одно орудие мучителей. Лишь мучают сейчас зрителей, а не только старца. Все это, непременно, делает картину насыщенной и живой, но обыденность имеется обыденность (в противном случае, что нам показывают на экране, в те времена не было из последовательности вон выходящим) – хоть в Средневековье, хоть в 41-ом веке. Подобная чрезмерная созерцательность скоро приедается.

При всей собственной претензии на масштабность, при всех ландшафтах, количестве и городах действующих лиц, Орда всеми силами пытается к камерности. В чем ей с уверенностью оказывает помощь жёсткая фиксация на главном храбрец, Митрополите Алексии, славном продолжателе дел Христовых. Тут же, кстати, возможно дробить фильм на две неравные части: завязка, в которой главные события крутятся в домашнем кругу основное и хана воздействие, в котором Алексий совершает чудо. Грубо говоря, Орда к середине преобразовывается в фильм одного актера, Максима Суханова.

К его чести, справился он замечательно. Опуская подробности съемок (через какие конкретно грязи, рваные балахоны и камни ему было нужно пройти), грех не отметить его полную самоотдачу, которая ощущается практически в каждом кадре, талантливом похвастаться его лицом. Работа была проделана огромная, это видно – что по вхождению в образ, что по самой игре. И итог, как выяснилось, того стоил: не обращая внимания на небогатый выбор из боли и смирения, не обращая внимания на внешний вид, персонаж оказался страно живой а также притягательный.

не меньше колоритным вышел и хан Джанибек Инокентия Дакаярова. Узурпатор, внешность и чьи повадки абсолютно соответствуют характеру. Действительно, Розе Хайруллиной чисто снаружи он в сыновья годится только с неслабой натяжкой (спишем это на штукатурку, которую бедной актрисе приходилось носить фактически непрерывно), но неспециализированное чувство все это, слава Всевышнему, не портит.

Напоследок грех не отметить еще одного незначительного, но весьма занимательного храбреца – сотника Джанибека, в исполнении Даулета Абдыгапарова. Храбреца, оттеняющего броские чувства всех остальных. Спокойный, немногословный, снаружи покорный. Но за интересным, как бы скучающим взором, то и дело проглядывается контур либо мятежника, либо мудреца. Быть может, и того и другого? Словом, персонаж оказался только занимательный.

Тема истории Средней Азии, Чингизидов и их ига себя, само собой разумеется, не исчерпала – как и тема Старой Руси и православия. Но Орда не сообщила обо всем этом и половины. Чуда не произошло: прилежная и амбициозная режиссура не смогла перевоплотить скромный сценарий в эпос. Да и мистики не получилось. А посему нам остается только ожидать следующей попытки, чьей бы то ни было.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: