Рецензия к фильму «не брать живым». универсальный солдат

Сержант Миллер со своим подразделением ищет в оккупированном американцами Багдаде оружие массового поражения, в результате которого развязана война. Но все локации, указанные разведкой, оказываются то закинутым складом сантехники, то жилым двором. Миллер начинает сомневаться, а было ли по большому счету оружие массового поражения. Режиссер Ультиматума Борна и Превосходства Борна Пол Гринграсс снял умный, едкий и не добрый политический триллер Не брать живым про новую армию.

Мало кто знает, но на заре карьеры Пол Гринграсс снимал репортажи для телевидения из территорий вооруженных распрей. С этого он начал производить собственный почерк съёмки и неповторимый стиль — живую документальную манеру, благодаря которой напряженные кадры его фильмов не наблюдаешь — в них живешь.

Не брать живым для Гринграсса — в определенном смысле возвращение к истокам. Про стрельбу на улицах он не снимал уж практически дюжина лет — с Кровавого воскресенья, переключившись на картины про умного шпиона и терракты.

В новом фильме режиссер с ювелирной точностью воспроизводит хаос и смятение, царящие на улицах города, нежданно ставшего ареной военных действий. Картина увлекает: от фильма отдельное наслаждение — перемещаться за правдорубом Миллером по улицам охваченного войной Багдада мимо дезорганизованных обитателей, копошащихся в городе бродячих собак и американцев.

Экшена в картине не так уж довольно много, не обращая внимания на свирепую пальбу в рекламном ролике. Имеется пара твёрдых реалистичных перестрелок, боевых столкновений, взрывается вертолет — но берет Не брать живым не этим, а динамикой детективной интриги и напряженным политическим противоборством двух отделений американского штаба — ЦРУ и разведки.

Грег Киннер, сыгравший главу разведчиков в Ираке Паундстона, и противостоящий ему на экране Брендан Глиссон, выполнивший шефа багдадского штаба ЦРУ Мартина Брауна, составили хорошую несколько политических неприятелей. Один въедливый, изворотливый и политически корректный; второй толстый, прямой и бескомпромиссный — они воображают два крайних примера бюрократов: уверенный в правоте собственного дела и увлеченного высотой собственного кресла.

Мэтту Дэймону, что сыграл сержанта Миллера, весьма идет военная форма, но он и в ней выглядит умницей Уиллом Хантингом (что выяснило выбор его на эту роль). Критики по поводу фильма уже разнылись: дескать, Миллеру не придумали ничего, не считая рвения к правде — и Дэймону нечего играться.

Сценарист Брайан Хелгеленд, приспособивший для экранизации роман журналиста Вашингтон Пост Раджива Чандрасекарана Имперский двор в Изумрудном городе, вправду нарушил главное правило сценарного мастерства (основное – храбрец!) — но сделал это намеренно.

Десять лет назад Майкл Манн снял практически аналогичный по авторскому посланию фильм Собственный человек, в базе которого также была журналистская история. У Манна в ней фигурировали честный продюсер и честный учёный-журналист. У Гринграсса в его военной истории действует честный воин — что не обижен отечеством, не псих и перед глазами у него не маячат кровавые мальчики. Обезличив Миллера и других действующих лиц собственной истории, Гринграсс добился нужного результата: храбрецы стали универсальными, как будто бы шахматные фигуры на доске, носителями идей — очищенных от всяких шероховатостей живой натуры.

В 1996-м в Горе Майкла Бэя доблестный офицер — погиб и бригадный генерал за правду о собственных бойцах, оставшихся в песках Ирака на протяжении Бури в пустыне — и собственной отчизной не увиденных и забытых.

Рой Миллер — в известном смысле продолжатель дела Хаммела: рассудительный, умный и харизматичный начальник, он так же верит в свободы и идеалы правды, ежедневно выходя за них на бой. Миллера не согнуть командным действием: столкнувшись с отказом военного и давлением начальства части его подразделения идти за ним, сержант уходит в самоволку с оставшимися бойцами — действуя в соответствии с совершенствами, каковые защищает.

Пол Гринграсс снял фильм про воина новой армии: универсального — что осознаёт, для чего вести войну; и не слепо подчиняется распоряжениям — а направляться сокровищам, за каковые сражается его страна. Такому уже запрещено стрелять в людей — с ним нужно договариваться.

В сражении таковой солдат стоит целого войска: в финале Не брать живым показательна сцена, в которой три противоборствующие силы в перестрелке представлены любая всего одним бойцом — любой равен армии.

Не брать живым — захватывающее, твёрдое и весьма значимое кино, которое направляться взглянуть всем, для кого национальные, национальные и религиозные границы между людьми — условность. Гринграсс выступил предвестником изменений, по окончании которых мир и армия поменяют вид.

В 1996-м году генерал Хаммел должен был захватить заложников, дабы его услышали. Быть может, я перепробовал все, — сказал он. — Но они меня не слушают. Надеюсь, они все-таки поумнеют — для этого я обязан что-то сделать. Но, что бы ни произошло, не думайте обо мне не хорошо.

В 2010-м сержант Миллер вышел из схватки победителем — не завершив, как планировал, миссию военную, но удачно сделав миссию гражданскую.

Поумнели. Это новая армия. Генерал Хаммел погиб не напрасно.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: