Рецензия к фильму «мушкетеры». двигатель дюма

Атос-аквалангист, Арамис-эквилибрист, хамоватый Портос, постпубертатный д’Артаньян, еще более постпубертатный Людовик, Бэкингем-метросексуал, Миледи, подражающая японским ниндзя, летающие полу-парусные суда-дирижабли, Совокупность Охраны Ожерелья, воздушные битвы на расстоянии хороших четырех сотен метров над поверхностью Ла-Манша и Дюма-отец, поворачивающийся в гробу со скоростью, которой, при подключении к прозаику пары генераторов, хватило бы на электрификацию двух Парижей – приблизительно так возможно обрисовать радикальное творческое переосмысление бессмертного произведения французского писателя Полом Андерсоном.

Сходу вспоминается переиначенный Гаем Ричи Шерлок Холмс. В полной мере заслуживший все лестные отзывы, он в полной мере имел возможность бы стать необычной путеводной звездой, ориентиром для Андерсона, на что в полной мере возможно было положиться, переделывая Трех мушкетеров на новый лад. Но у Пола, как выяснилось, существует собственный, особенный путь, что до безобразия однообразен.

Уже где-то на тринадцатой минуте забываешь (дабы позже отыскать в памяти от силы не более трех раз), что наблюдаешь на похождения д’Артаньяна и Ко, кроме того при условии, что вы просматривали книгу либо хотя бы наблюдали какую-либо другую экранизацию. И в случае, если в начале фильма это возможно списать на увлекательность происходящего, то к середине это чувство сменяется на значительно менее приятную гамму эмоций.

Мушкетеры по большому счету имеют хорошую завязку, кроме того многообещающую, но малопонятное рвение Андерсона, пускай и очень сильно в общем, направляться канону выясняется фатально неуместным. Раз уж начал отечественный селекционер скрещивать Атоса, Портоса и Арамиса с Обителью Зла, элементами и Матрицей стимпанка, то уж возможно следовало бы все до конца доделать в столь же забавно-абсурдном стиле.

В глаза же кидается неумеренная роскошь, которая, по идее, обязана подстраиваться под целый данный костюмированный фарс. Но увы, при ближайшем рассмотрении иногда видна проступающая то тут, то в том месте компьютерная графика, от чего на выручает кроме того стереоскопия.

А обещанного экшена не так много, как хотелось бы. По окончании того, как начало фильма настраивает на предстоящее непрекращающееся воздействие, излишняя болтовня и затянувшаяся демонстрация достатка французских аристократов думается легко правонарушением против зрителей. А также поражающая не столько воображение, сколько рассудок операция леди Винтер по похищению злополучного ожерелья в самой середине фильма не очень сильно скрашивает положение. Только ближе к финалу начинает накаляться ситуация, достаточно хорошо разряжаясь в виде сражения на тех самых судах.

Кроме того человек, вечно далекий от тайного мира кино, никак неспособный связать между собой Мушкетеров, Пола Андерсона и Обитель зла на производственном уровне легко осознает, из какой Элис у Миледи ноги растут. Милле Йовович уже пора бы начать избавляться от прочно закрепившегося за ней со времен Лилу образа обученного половине существующих боевых искусств и единоборств сверхчеловека женского пола. Это превосходно смотрелось в Пятом элементе, это хорошо смотрелось в Обители зла, это было смотрибельно в Ультрафиолете, но какое количество возможно? Тем более что от фильма к фильму в образе изменяется разве что костюм, да добавляются одна-две новые черты характера.

Традиционно порадовал Кристоф Вальц, у которого отрицательные персонажи получаются легко роскошными. На Ришелье было легко приятно наблюдать. Да и Орландо Блум в образе Бэкингема смотрелся, в целом, хорошо. А вот с Фредди Фоксом, игравшимся Людовика XIII, создатели промахнулись. Натужно пробуя перевоплотить ребёнка-короля в фактического шута при дворе Ришелье, Фокс переиграл, в следствии чего изначально безобидный дурак при каждом собственном появлении умудряется натурально злить, так что к концу фильма начинаешь честно сохранять надежду, что это проклятое ожерелье назло всем упадет в Ла-Манш (нужно, вместе с Миледи).

Местами прекрасному, местами захватывающему, но в основном тщетному (и безжалостному) порождению Андерсона необходимо забрать за базу какой-нибудь менее именитый источник воодушевления, чтобы не порочить память писателя. По большому счету, все это чуть лучше смотрелось бы обособленным; если бы Андерсон не стал паразитировать на образах мушкетеров и д’Артаньяна, картина бы от этого мало, но все же победила. Показался бы больший простор для действия, воображения, не скованный рамками канона сюжет. Но Андерсону стало скучно среди зомби, и он решил не просто потешить себя, и вдобавок и приплести Дюма до кучи. И помой-му это должно было быть похвальным, но как-то хвалить его за все это меня лично не тянет совсем.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: