Рецензия к фильму «луна 2112». между нами

На автоматизированной лунной базе по добыче главного ресурса для энергетики Почвы – гелия 3 – в полном одиночестве мотает последние 14 дней трехлетнего договора работяга Сэм Белл. Прямая видеосвязь с Почвой в далеком прошлом нарушена – Сэм обменивается с оставшимися на Земле дочкой и женой видеописьмами. Вживую эти три года Сэм общался лишь с говорящим компьютером базы, эмоции которого – шесть смайликов на экране. Луна давит: вначале Сэм начинает видеть маленькие необычные галлюцинации – а позже неожиданное происшествие абсолютно рушит его привычную картину мира.

Фильм — дебют 38-летнего Данкана Джонса, что к тому же – сын известного рок-певца Дэвида Боуи, — живая классика космической научной фантастики. С прицепленными к уникальному заглавию нелепыми цифрами 2112, Луна вышла в РФ в очень ограниченный прокат и идет в Москве десятком сеансов в сутки, собирая переполненные залы.

Снятый в Англии за сущие гроши, фильм держит в напряжении от первой до последнего момента. Неиспорченное опытом постановок узкое чутье Данкана Джонса разрешило ему сыграть на привычных образах из кинофантастики всех лет, но ни разу не съехать к штампованным приемам действия на зрителя.

Фильм принято сравнивать с Космической одиссеей Стэнли Кубрика, но в действительности они похожи только по интерьеру. Данкан Джонс черпал воодушевление скорее из дебютного творения Эндрю Никкола и на него разумеется повлиял, не побоюсь этого имени, Майкл Бэй и его единственный настоящий сайфай.

Луна неожиданна — фильм создаёт гипнотический эффект, погружая зрителя в самосозерцание и рефлексию.

Джонс как будто бы сметает рукой в скафандре с поверхности стекла всю звездную пыль космической кинофантастики, накопившуюся за эти годы, и оставляет зрителя наедине с собой: наблюдать не на смайлик экрана, а на усталые глаза и печальное лицо. Страно, как продолжительно режиссеры искали этот рычаг, кнопку, ручку, запутываясь в собственной космической философии. Не пригодилось ни обитаемых планет, ни межзвездных бросков, ни громких слов – дабы создать портрет людской одиночества, выяснилось достаточно зеркала и Луны.

Сэм Рокуэлл, как и положено, вытащил целый фильм на себе – мутные рожи в экранах у него на базе и проникновенный голос Кевина Спейси, запрятанного в коробке со смайликами, дополняют картину, но не более. Сорокалетнему Рокуэллу, чей путь до Луны насчитывает более шестидесяти (!) постановок, включая прекрасную Удушье и Великолепную аферу, пробирающее до кишок, в фильме Данкана Джонса удалось пройти по чуть различимой грани, отделяющей актера от зрителя и персонажа – от самого себя.

Джонс сказал, что кризис помог ему привлечь в картину высококлассных мастеров по эффектам и представить нам фантастические лунные виды, снятые с миниатюрными моделями. Но фильм бы бросал то в жар, то в мороз, даже если бы в нем не было по большому счету ни одного кадра Луны. Так как это не Сэм Рокукэлл и не Сэм Белл, а мы сами копаемся над миниатюрной моделью города почти тысячу часов, говорим с цветами, корчимся на полу в уборной, измазанные кровью, и плачем в кабине лунохода Я желаю к себе!.

Данкан Джонс в фильме не делает ни одного шага, дабы перевоплотить мелкую драму на обратной стороне Луне в метафору для всего человечества. Но прочувствованная каждым в зале история сама в нее преобразовывается. Луна учит нас держать одиночество перед лицом мира – в силу того, что нет никакого будущего, нет никакого прошлого: все, что у вас имеется – то на данный момент, в то время, когда вы дочитываете меня.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: