Рецензия к фильму «елки». чудеса бывают!

Территория нашей страны вмещает девять часовых поясов, исходя из этого в ней возможно встретить Новый год аж девять раз подряд! Кино — такое же обычное чудо, как и эти часовые пояса, и в кино Новый год уже наступил — с выходом альманаха Тимура Бекмамбетова и компании вторых режиссеров Елки. В этом киноальбоме забавных и романтических историй множество городов громадной государства объединят собственных храбрецов, дабы оказать помощь девочке из детского дома выполнить предновогоднее желание.

К новогодним проектам Тимура Бекмамбетова у народа уже отмечается некая бдительность — наподобие и торжественное кино, а опасаешься найти под слоем мишуры и фольги китайскую подделку.

Елки до старта смотрелись особенно странными: по окончании достаточно унылой Москвы, я обожаю тебя и с полным составом всех прошлых торжественных кинопроектов (от Дозоров до Тёмной молнии) от фильма не ожидалось ничего хорошего.

Но имеется, имеется чудеса на свете! А под Новый год они сыплются как-то особенно близко, как звездный ливень Геминиды. По окончании спорной Иронии судьбы: продолжения новый предновогодний винегрет Елки стопроцентно удался — и обещает стать фильмом, что практически всем хороших людей нравится наблюдать в основной праздник страны.

Маленький недочёт Елок — в том, что это альманах историй, а не цельное произведение. Храбрецы появляются на экране и исчезают с него как смеющиеся люди в хороводе около елки перед взором ошалелого чужестранца. И не смотря на то, что все они броские и яркие, любой со собственными изюминками, фактурно воплощенные лучшими русскими актерами (Гармаш, Смольянинов, Порошина, Ургант, Вилкова) — раскрыться им не разрешает маленькое экранное время, и за скромные девяносто мин. фильма их не успеваешь полюбить.

Но в остальном Елки — прекрасная, забавная и весьма милая новогодняя комедия, близкая по духу лучшим примерам жанра — таким, как Настоящая любовь либо Давать слово не означает жениться. Практически все истории в альманахе весьма уникальные, а самая предсказуемая — с Верой Брежневой — берет милой волшебством и романтикой.

В каком-то совсем незапланированном смысле Елки наглядно демонстрируют таким альманахам, как Москва, я обожаю тебя и другим кинопризнаниям в любви городам, что отличает настоящее кино от мёртвых арт-объектов. Хорошие, живые и утепленные персонажи, каковые обожают легко в силу того, что — не неся наряду с этим какую-нибудь угодную авторам и режиссёрам сценария художественную нагрузку.

Исходя из этого Елки предстают не очередным комплектом тщетных виньеток (что довольно часто случается с фильмами-альманахами), а весёлым новогодним паштетом, хорошо начиненным шутками, милыми эпизодами, решимостью и нестандартными решениями не отступать от собственной грезы, присущей полностью всем персонажам. Именно это — а не рукопожатия, родство, знакомства и другие условные звенья связей — в конечном итоге объединяет всех этих людей.

Именно это в конечном счете и оказывается главным волшебством: не приторно-слащавым и целлюлоидным, — а настоящим, осязаемым и родным, в которое веришь. В силу того, что не шонны пенны с хью грантами действуют в елочных историях — а как будто бы наши общие родные и привычные: где-то несдержанные, несовершенные, выдумщики, вруны и хулиганы — но с этими громадными сердцами, которых хватит на девять часовых поясов!

И в то время, когда сбываются жажды под бой курантов, куба со швейцарией видятся под одной елкой, а Вера Брежнева идет к твоему такси, сердца храбрецов на экране и людей в зале одинаково замирают от предвкушения чуда.

Оно похоже на эмоцию полета — та же самая небывальщина: наподобие у людей нет крыльев — а они парят, наподобие в далеком прошлом не веришь в Деда Мороза — а подарки лежат под елкой, наподобие чудес нет — а они внезапно подхватывают и уносят ввысь!


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: