Рецензия к фильму «другой мир 3: восстание ликанов». пришло время выяснять отношения

В подвалах массивной крепости, принадлежащей Виктору (Билл Найи) родился мальчик. Он имел возможность бы стать очередным нищим, никого не интересующим ребенком прислуги, но его мать была оборотнем, слабохарактерным аморфным существом, меняющим собственный образ, время от времени кроме того не осуществляя контроль метаморфоз. Но младенец отличался от всех собственных предков совместно забранных. Луциан (Майкл Шин) стал носителем нового типа крови, которая разрешала ему осуществлять контроль его превращения, сосредотачиваться и думать, давала ему немыслимую силу и, что особенно принципиально важно, дарила ему бессмертие.

Третья часть истории о втором мире, которая вероятнее окажется завершающей, призвана расставить известных персонажей по полочкам и поведать, кто был у истоков того мира, о котором сняты первые две картины. Для этого стоит перенести персонажей на 1000 лет назад: в мрачный лес, среди которого живут Виктор и 12 его основных советников. 20 лет, как вампиры создали оборотней, для охраны собственных земель в дневное время суток. Без оглядки на пыльность прошлого, Виктор уже тогда имел возможность позволить себе опыты, к примеру с кровью Луциана.

Луциан молод, как молода и дочь Виктора, его наследница Соня (Рона Митра). Они живут ночным миром теней, и случайная встреча ложиться в базу их тайного романа. Их отношения похожи на постоянное спасение: что не выезд за территорию дома, умный оборотень раз за разом выручает своенравную наследницу от своих голодных лесных сородичей.

В минималистической обстановке крепости сами того не хотя, Соня и Луциан выясняются втянуты в борьбу за власть. Виктор, окруженный дамами в откровенных платьях и местными обитателями, похожими на наседок в собственных простых рубашках и смешных кушаках, пробует сломить безразличие дочери и вынудить ее играться в политические куклы. Сейчас пэры как карты, тасуют человеческие судьбы подданных, которых истребляет к тому же и чума. Но перед Виктором отнюдь не следует задача о возвращении благоденствия краю, он желает только доказательства собственной мощи.

Любовь запретная, практически что вытянутая из средневекового романа, подталкивает Луциана к идее побега. Но он не желает , он желает совершить новую расстановку сил. Оборотни, населяющие окружные леса, хоть и считаются несложными животными, жаждущими крови, все равно смогут быть послушны, а в то время, когда у них появляется предводитель, они становятся одной грозной армией.

В базе интриг бессмертие. То самое, за которое в второй ситуации возможно было бы бороться. Советники живут нескончаемо продолжительно, а мест у власти лишь 12 – значит дождаться собственной очереди, для получения заветного кресла, весьма непросто. Дальше – сложнее. Понемногу внутренние конфликты накладываются на оборотней и межрасовую борьбу вампиров. Все равно, что забрать лупу и положить под нее все те боевые сцены, каковые были в первых частях трилогии.

Новозеландские леса, в которых снималась одна из самых масштабных трилогий «Властелин колец», В этом случае похожи на кладбища для всего живого, от растений до когтистых, вампиров существ – и волосатых оборотней. Вместо шороха листвы, необычные завывания, то ли ветра, то ли кого-то чуть дышащего. Фактически в первый раз часть фильма будет проходить под светом дневного солнца – но так как это часть незначительна, как по времени, так и по смыслу (так как сутки исключает появление вампиров), то внимания она практически не завлекает.

«Второй мир» хоть и стал в третьей части вправду вторым (менее урбанистическим, более хорошим и пейзажным, для истории о вампирах), но остался стилистически мрачным. История, какой бы масштабной она ни была, все же похожа на домашний междусобойчик: вот мало почвы, а вот ее их рабы и хозяева, и, наконец, вот их борьба за право задавать правила.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: