Рецензия к фильму «девять». недоодушевленный предмет

В мрачном постапокалиптическом мире, спродюсированном двумя Тимами – Бертоном и Бекмамбетовым, в чудесным образом не развалившемся от разрушений доме приходит в себя дерюжная кукла с номером 9 на пояснице. Понемногу девятый определит, что все живое в мире стёрли с лица земли злобствующие красноглазые автомобили: остались только восемь кукол, с которыми ему предстоит узнать, откуда он и для чего. Грустный немой мультфильм Шейна Эккера солидные деньги раздули до полнометражки – как выяснилось, напрасно.

Как и второй последний храбрец эры громадного кино, Керри Конран (создатель мира и Небесного капитана будущего), Шэйн Эккер сперва нарисовал собственный фильм на домашнем компьютере. Конрану меньше повезло с продюсерами, его детище сначала было категорически немассовым – и героически потонуло в прокате, осев в киноколлекциях горстки ценителей.

Эккера по окончании волнующей короткометражки про куклу, сражающуюся с механическим псом, присмотрели зубастые монстры киноиндустрии – Тим и гений Бартон и гений кинорекламы Тимур Бекмамбетов. Они уговорили аниматора на громадный фильм про ту же куклу – с беседами, спасением и объяснениями мира.

Вот лишь в Небесном капитане целое было больше составляющих, а мультфильм Девять, собранный из прекраснейших подробностей, почему-то остался без души.

Девять впечатляет уникальной сюжетной задумкой – куклы с глазами-объективами и всякими механическими внутренностями влюбляют в себя громадных и мелких зрителей с первого появления на экране. Смерть человечества, не покинувшего по окончании себя в наследство ни обстоятельств, ни объяснений, формирует в мультике замечательный минорный фон. Жизнь кончилась – победят куклы бездушных автомобилей либо нет, они все равно останутся в пределе вечной печали.

Такая база давала слово пронзительную историю, броских их-судьбы и кукол героев на фоне угасшего человечества. Что-то в механизме дало сбой: история в мультике Девять пряма и несложна, как гвоздь, экшен неизобретательный, а храбрецы через чур односложны.

Имеется, действительно, последовательность моментов, каковые заставляют встрепенуться и чуть-чуть затрагивают чувстве: Девятый трогает патрон, куклы передвигаются под каской, близняшки Третий и Четвертый кружатся на пластинке играющего граммофона. Но идея о том, как возможно было сделать мультфильм пронзительней и душевней – с таковой задумкой! с этими храбрецами! – убивает чуть ли не сильней, чем смерть всего человечества.

Уникальный мультфильм Эккера отличало внимание к подробностям, скрупулезность дерюжной куклы в применении повседневных мелочей из людской мира в борьбе против робота-пса, намного превосходящего куклу по силе. Раздутый до полного метра Девять пробует выехать на том же самом – заостряет внимание на простых для нас предметах, находящих неожиданное использование в руках кукол – но поразительно фальшивит в выговорах, и превращает борьбу не на судьбу, а на смерть в аттракцион, где финал заблаговременно известен. Куклы умиляют и радуют, но их будущее совсем не трогает – волшебство одухотворенности тряпичных телец, созданная короткометражкой, в мульте Девять совсем испарилась.

Критики из тех, кого не прикоснулся мульт, дружно обрушились на Глуховского – дескать, это он убил воздух: в уникальной озвучке она-де присутствует, а в отечественной попсовый фантаст ее сломал. В действительности Глуховский выдал хороший текст, а Хабенский, Ларсен, Хазанов, Золотухин и другие попытались на славу при его оживлении. Но все их упрочнения не имели возможность зажечь искру и вдохнуть душу в картину, в которой изначально не было души.

Самоочевидный посыл истории про кукол в постапокалипсическом мире – душа против автомобили – обесценен тем, что мультфильм сам поражен механистичностью, против которой направлен. Возможно, Бертону, Бекмамбетову и Эккеру Девять станет уроком, что нельзя оживить творение, вкладывая в него лишь часть души.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: