Рецензия к фильму «чернильное сердце». миры из чернильницы

Переплётчик по имени Мортимер (Брендан Фрейзер) с дочерью Мэгги в течении девяти лет мотается по магазинчикам Европы и книжным лавкам в отыскивании сохранившегося экземпляра ветхой фэнтези-книги «Чернильное сердце», вышедшей ограниченным тиражом. У Мортимера прекрасный дар: просматривая вслух, он способен перемещать в явления и реальный мир персонажей из книжек.

Но любой раз, в то время, когда из книги в реальности появляется очередной персонаж, кто-то из окружающих настоящих людей перемещается в действительность книги. Подобное произошло девять лет назад с женой Мо и матерью Мэгги, в то время, когда он решил почитать им перед сном из только что приобретённой книжки «Чернильное сердце»: в действительность попал злодей из книжки по кличке Козерог, а супруга переплётчика провалилась сквозь землю под суперобложкой.

Отыскав в какой-то букинистической лавке томик «Чернильного сердца», Мортимер сохраняет надежду вернуть жену назад, начав просматривать книгу вслух. Но вместо этого «вызывает» из книжки эгоистичного храбреца-огнеглотателя по кличке Пыльнорук (Пол Беттани), что, грезя возвратиться назад, втягивает Мо с дочерью в сказочно-приключенческий переплёт.

Вас когда-нибудь охватывал трепет по виде книжных полок в библиотеке? Появлялось ли чувство, что все эти тома шепчут что-то вам, обещают поведать необычные истории? «Чернильное сердце», поставленное по первой книге трёхтомника германской детской писательницы Корнели Функе, снято первым делом для книголюбов и юных библиофилов, в библиотеке либо в книжном магазине ощущающих настоящее волшебство.

Положенная в экранизации и основу книжки мысль о переносе персонажей книжки в действительность, а настоящих людей в книжку и напротив сама по себе блестящая и весьма интригующая. персонажи и Мир книжек время от времени бывают куда более настоящими и живыми, чем реально существующие люди, что метафорически ясно просматривающим взрослым, а детям весьма интересно почувствовать практически.

Вот эта буквальность соединения настоящей действительности и миров всех на свете занимательных книжек в первые 60 секунд фильма затягивает с головой. Из сказки на итальянские улицы выходит сложный и прекрасный огнеглотатель Пыльнорук, позднее покажутся колоритные злодеи, мальчик-вор из «Тысяча и одной ночи» а также Тотошка, выуженный из пустыни Канзаса. От этого изобилия возможностей на секунду захватывает дух – начинаешь фантазировать, какой заворот возможно устроить, соединив в кадре различных персонажей из собственных любимых книг и разрешив им взаимодействовать!

Но германской писательнице, ну либо сценаристам экранизации, разумеется недостаёт фантазии сочинить вправду увлекательную историю, в которой хотя бы все перечисленные храбрецы были бы при деле. Персонажи шатаются по экрану, совершают какие-то заблаговременно очевидные и довольно часто достаточно тщетные действия и в целом выглядят сложнее и увлекательнее, чем предложенная им действительность.

Интрига со спасением жены Мортимера через чур односложная кроме того для самых мелких; злодей Козерог сооружает какие-то злодейские, но, думается, кроме того ему самому не до конца осознанные замыслы, остальные же туда-сюда по экрану, стараясь где-то появляться нужными и приободрить провисающую историю.

В следствии вместо увлекательной сказки зрителям достаются только отдельные занимательные и чудесные моменты – как в историях храбрецов при сотрудничествах между ними, так и среди эффектов, каковые тут в ограниченном количестве. Смерч из Канзаса взметает в атмосферу древесный дом и обрушивает его на дорогу; громадный дымный призрак по прозвищу Тень клубится в равнине над замком Козерога и пылает пастью и огненными глазницами на манер Балрога; огнеглотатель Пыльнорук видится со своим создателем – автором «Чернильного сердца», и не желает выяснять о финале собственной истории…

В случае, если данный фильм кого-то чему-то и учит, то – подрастающее поколение писателей ответственности за извлекаемые из чернильницы миры. Так как в случае, если б и в самом деле возможно было вынудить Корнелию Функе и сценаристов «Чернильного сердца» — да и по большому счету всех плохих сценаристов! – встретиться со собственными персонажами, они бы, возможно, от стыда провалились в книжку.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: