Рецензия к фильму «алиса в стране чудес». шесть безумных чудес

С момента первого падения в кроличью нору прошло тринадцать лет. Алису планируют выдать замуж. Ей неприятны корсеты, чулки, общепонятное и общепринятое. Она сбегает с собственной помолвки за кстати прошуршавшим в кустах белым зайцем, что снова тревожно посматривает на часы — как и тринадцать лет назад. Я тут думал о вещах на букву Б: бравный Бертон бабахнул блестящим в безукоризненном сумасшествии блокбастером.

За сто сорок с лишним лет с момента создания Алисы в Стране Чудес количество отсылок к ней во всемирной культурной копилке собралось множество. (Отыщем в памяти Страну и Матрицу приливов как важнейшие из последних.) Экранизаций было — десятки, но ни в одной так скрупулезно, как у Бертона, не воплощались искусные иллюстрации Джона Тенниела, и ни в одной авторы не пробовали высказать предположение, что стало со необычной девочкой по окончании визита прекрасной страны.

Тим Бертон — необычная величина во всемирной кинематографии, и его безумное виденье в Диснее сочли самым подходящим для 3D-экранизации Алисы и хорошим того, дабы положить в проект 250 миллионов долларов. Парадоксально, но единственная, по сути, претензия к тим-бертоновскому переложению Алисы — недочёт сумасшествия на экране. Фильм вышел через чур смысловым — в отличие от парадоксальной, не укладывающейся в голове книжки Кэррола. В этом возможно встретиться с ним слабость.

А возможно и нет: так как сама история, говоримая Бертоном, предполагает красивое объяснение. В первоначальный раз, в то время, когда Алиса попала в Страну Чудес, она была ребенком — и утверждала собственную странность в противовес скучно-логичному взвешенному миру взрослых. А сейчас, спустя десятилетия, Алиса уже новый вызов — и юная девушка для нее: отыскать точку опоры в себя и прекратить сомневаться, что она слишком мало Алиса.

Визуально фильм Бертона — безукоризненное воплощение образов Кэррола и Тенниела. Посмотрите уникальные (первые) иллюстрации к Алисе — вы станете поражены, как совершенно верно представлены в фильме Чеширский кот, Червонная Королева, Соня (мышь), Бармаглот, и все остальные — впредь до пометки на цилиндре Шляпника In this style 10/6.

Заново открытый Кэмероном 3D-формат сыграл у Бертона не хуже, чем в гремящем по миру Аватаре: благодаря ему в сказку погружаешься — и хочется кашлять и обмахиваться ладонью от дыма, что производит Гусеница, курящая кальян, и как будто бы ветер обдувает лицо на протяжении шляпной транспортировки Алисы с берега на берег.

Артисты, выбранные Бертоном, совершенны в собственных образах. Дух захватывает от безумного мимики, перемещений глаз и искрометной Джиги-дрыги Безумного Шляпника — Джонни Деппа, шикарных истерик Красной Королевы — Хелены Бонхем-Картер и богинных ренатолитвиновских причуд Белой Королевы — Энн Хэтуэй. Миа Васиковска заставляет честно волноваться за Алису — становясь вровень с лучшими в кино необычными девочками, сыгранными Дакотой Блю Ричардс и Джоделль Ферланд.

Дубляж красив — как звуком, так и переводом (словечки наподобие бравный сутки звучат музыкой). Композитор Дэнни Элфмен, как в любой момент, на высоте — выходя из зала, мурчишь чеширским котом мелодии из Алисы.

Единственное, о чем приходится пожалеть в связи с дубляжом — в нем мы не услышим прекрасного Стивена Фрая, что озвучил Чеширского кота в уникальной дорожке. Но и Александр Ширвиндт, озвучивший этого буддистски-безмятежного восхитительного кота для нас, также сыграл голосом на славу — интонации его Чешира ласкают слух.

По символике и смысловому наполнению Алиса никак не уступает собственной блестящей визуализации. Восхищение в сказке вызывают попеременно — то броские вспышки сумасшедших сцен (безумное чаепитие, прогулка Шляпника с Алисой по осеннему стихи и лесу, каковые он ей являлся зловещим шепотом), то символическое соединение Алисы с самой собой и превращение ее в ту самую необычную девочку — нужного роста — которая когда-то побывала в Стране Чудес.

Что неспециализированного между письменным столом и вороном?

Нет ничего случайного: Алиса, которой в начале дали обещание сражение с Бармаглотом в бравный сутки, целый фильм не находит себе места из безотчетного страха перед этим боем. Курящая Гусеница в каждую из трех встреч понемногу меняет отношение к настоящести Алисы — чуть ли, практически Алиса — сама подготавливаясь к перерождению в новом качестве.

Самое умное для необычного человека — собственную странность принять и использовать. Но прежде нужно будет выйти на бой с собственным кошмарным Бармаглотом и одолеть все то, что воплощает физически некрасивая Красная Королева, страдающая от отсутствия любви.

Перед тем как стать гармоничной и стильной белой вороной — как Белая Королева — нужно будет ощутить себя тёмной овцой. Слезы выступают на глазах, в то время, когда Алиса, еще не до конца решившись, одевает доспех и сумасбродно кидается в бой, наплевав на протестующий крик ума.

Начать сутки с того, что поверить в шесть безумных чудес — не от ума, но лишь так возможно воспарить — как Алиса воспаряет в главный момент, изображенный на картине в пророчестве.

Что неспециализированного между письменным столом и вороном? — Перья на том и на втором. Те перья, каковые несут тебя выше и выше — и те, которыми пишут произведения, исцеляющие твои раны и возносящие тебя над собой.

Итак, Алиса в Стране Чудес — чудесная 3D-сказка про соединенность с собой. очень способные произведения создаются в наши дни. Двухсотмиллионный блокбастер возможно не-общепонятным и денежно успешным. Правда в любой момент только в том, чего люди не говорят, — и все настоящее начинается, в то время, когда заступаешь за собственные границы. Нет для того чтобы Бармаглота, которого не одолеет бравный солдат! А принять и направляться собственной странности — это окрыляет.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: