Киану ривз: «история о 47 ронинах — это история о чести, отмщении и невероятной любви»

Киану Ривз в телефонном интервью изданию LA Times поведал о том, как идет работа на съемочной площадке эпической драмы 47 Ронинов, которая выйдет во всемирной прокат в ноябре 2012 года.

Сага о 47 ронинах, говорящая об исторических событиях 18 века, есть национальной легендой японского народа. Со временем она обросла дополнительными подробностями и была приукрашена в соответствии с потребностями фольклора. Режиссер Карл Ринш, актеры Киану Ривз, Кен Ватанабе, Таданобу Асано, Кэрри-Хироюки Тагава и Риоко Енекура адаптируют древнее предание о битвах, любви и долге в стереоскопический фильм с прицелом на аудиторию 21-ого века.

Мы только что упаковали собственные вещи. Это отечественный последний сутки в Венгрии, в Будапеште. Мы снимали тут 34 дня. Сейчас отечественный путь лежит в Англию. То, о чем мы снимаем, произошло весьма, весьма в далеком прошлом. Вы слышали историю о 47 ронинах? Это история о чести, невероятной любви и отмщении. Она весьма популярна в Японии.

Ривз играется Кая, сына японской женщины и английского моряка. Его персонаж был придуман и введен в картину пециально для голливудской версии изложения.

Японские дети растут с данной историей. Они слышат ее от участников семьи, изучают в школе, это часть их культуры. Неоднократно по этому преданию снимались сериалы и фильмы. Это похоже на историю с отечественными вестернами. Мы внесли кое-какие трансформации в эту притчу для отечественного фильма, но сделали это весьма бережно и с громадным уважением.

Ривз показывает, что Кай – полукровка, изгой в группе, что объединяется с Оиси, главой 47 ронинов. Ронины вынашивают замысел мести государственному служащему Кире за смерть собственного господина Асано. Кай, согласно точки зрения заговорщиков, ненадежный соотечественник в их компании, и его положение будет подвергаться еще большему сомнению, потому, что он влюбляется в Мику, дочь их павшего хозяина. Представшие перед судом ронины, пройдут опробование на верность и стойкость друг другу.

В Кае Ривз видит храбреца-аутсайдера, желающего отыскать собственный собственное место.

В нем имеется скорбь, и я восхищаюсь его милосердием, которое он проявляет к эмоциям вторых людей. В нем нет злобы на то, как к нему относятся и кем его вычисляют окружающие. Но глубокая скорбь, которую я вижу в моем храбрец – весьма занимательное чувство, с которым мне хочется поработать.

Ривз показывает, что японский язык создал кое-какие затруднения: Сперва мы снимали сцену на японском, а уж позже – на британском. Но, не обращая внимания на это, актер получил командный дух с сотрудниками-актерами и проникся очарованием предания, которое живет в сердцах японцев много лет. Больше всего Ривза вдохновили сцены боя.

Мне ни при каких обстоятельствах прежде не приходилось управляться двуручным клинком, и исходя из этого было здорово обучаться главным приемам работы с ним. Сражаться двуручным клинком нужно весьма скоро, в этом содержится его особенность, и я приложив все возможные усилия стараюсь овладеть этим мастерством.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: