Кейт уинслет: я много думаю, пока готовлю

В то время, когда вы находитесь рядом с Кейт Уинслет, вопрос еды появляется непременно. Вы имеете возможность и не знать, например, что перед тем, как Уинслет ворвалась в кинематограф, она трудилась за прилавком в закусочной. «Я делала бутерброды. Нарезала сыр. Молола кофе»,- говорит она. «И мне это нравилось!»

И сейчас Уинслет обожает убивать время на кухне. «Я вечно что-то шинкую, чищу. Меня это вправду успокаивает. Я довольно много думаю, пока готовлю»,- согласится Уинслет. И где еще, как не в ресторане с ней произошло откровение в один из выходных? ее муж и Уинслет, режиссер Сэм Мендес, вместе с их сыном и маленькой дочерью решили пообедать дружно, что, как согласится актриса, случается весьма нечасто. «Нам нравится, в то время, когда дети расценивают домашний выход в ресторан как праздник, чем он и должен быть. Я, вообще-то, до сих пор считаю, что это так». Кейт радуется: «Мы сидели и обедали, я выпивала вино и намазывала масло на хлеб. После этого я повернулась к Сэму и сообщила: «Знаешь, я так радостна!»

В «Дороге изменений» Уинслет выполняет роль Эйприл Уиллер, юный жены, вступившей в яростную борьбу с мещанством загородной судьбе 50-х. Ее мужа играется ее партнёр и давний друг по фильму «Титаник» Леонардо ДиКаприо. В первоначальный раз спустя двенадцать лет оба актера встретились на съемочной площадке, и самое восхитительное в данной совместной работе, по утверждению Уинслет то, какими повзрослевшими они оба выглядят на экране.

«Я говорю вот линия! взглянуть на отечественные лбы!»- кричит она. «Я имею в виду его потрясающую складочку вот тут»,- она показывает на место между бровями, «которая и тогда не была особенно заметна, и взглянуть на это»,- Уинслет показывает на морщинки на своем собственном лбу — «у меня они на данный момент намного заметнее. Мне так нравится подмечать такие вещи. Я обожаю смотреть за тем, как изменяется мое лицо, не смотря на то, что, одновременно с этим я пойму, что с годами «ты уже не та молодка, как прежде». Уинслет и Мендес поженились в 2003; их неспециализированный сын появился в том же году, а ее дочь от первого брака жила с ними сначала. «Дети – вот основная возможность в жизни», — говорит Уинслет. «Все другое – не имеет значение. Я весьма желаю, дабы мои дети, спустя десятилетия не забывали, как я стояла на кухне, заворачивала им в школу бутерброды, что мы совместно бежали в школу и совместно садились в автобус. Я желаю, дабы они не забывали такие вещи, в силу того, что, это то, что не забываю я из моего собственного детства. И эти воспоминания поразительно серьёзны для меня. И еще я точно знаю, что все это нужно чтобы мои дети были обычными детьми. Я не желаю, дабы они ощущали себя вторыми, лишь из-за отечественной с Сэмом работы».

Что касается работы, то Уинслеты ни при каких обстоятельствах не питали иллюзий. «Нам постоянно говорили: ну, да, в случае, если это то, чего вы вправду желаете, превосходно. Легко знайте, что придется тяжело», — говорит Кейт. «В любой момент с тобой заводят такие беседы: «У тебя может не оказаться. Старайся. Тебе нечего терять. Трудись довольно много и будь собой». Это основная идея, которую нам постоянно внушали. «Будь собой. Не пробуй быть похожей на ту девочку, которая в том месте, в первых рядах. Будь собой».


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: