Энди серкис: «между performance capture и актерской игрой разницы нет»

В интервью изданию THR Энди Серкис поведал о собственных ролях, которые связаны с разработкой motion capture, и о том, по какой причине подобные работы направляться выдвигать в действующих актерских номинациях на премию Оскар.

В 2011 году у Вас было две роли, которые связаны с разработкой motion capture. Первая из них — выпивоха-капитан Хэддок из Приключений Тинтина: Тайна единорога 3D, вторая – мартышка Цезарь из Восстания планеты мартышек. И, кстати, вы еще озвучивали главного эльфа Санты в анимационном фильме Тайная работа Санта-Клауса. Тинтин думается самым возможным соперником среди анимационных проектов. Его так как возможно отнести к данной категории фильмов?

Категория анимационных фильмов испытывает недостаток в переосмыслении, в силу того, что Тинтин абсолютно складывается из актерских работ, созданных классическим игровым методом, каковые были перенесены на экран в красивой анимационной манере. Пришла пора пересмотреть все методы и приёмы повествования. Нет потребности исключать какие-то из них из данной категории. Много людей занимают по отношению к этому вопросу оборонительную позицию. Не следует изображать из себя Луддитов: Нет, это не есть классическая анимация! Необходимо мыслить шире и начать принимать все разнообразие средств и методов. Текущий год будет весьма увлекательным в плане трансформаций отечественного восприятия анимации.

В чем заключалось различие между Вашими работами в Тинтине и Восстании планеты мартышек?

Нет никакого различия. Игра имеется игра. Performance capture – это разработка, а не жанр; это легко другой метод съемки актерской игры. Было весьма интересно трудиться в текущем году в двух фильмах, каковые оказались совсем различными, но снимались по одной технологии. Та же самая компания Weta на данный момент, специализирующаяся на зрительных эффектах и сотворившая поразительно правдоподобных мартышек, соблюла стиль и палитру уникального комикса о приключениях Тинтина. Стивен пробовал собрать воедино лучшее из обоих миров: настроение и картинку, созданные автором комикса Эрже, и правдивую и эмоциональную актерскую игру. Новейшие технологии разрешают актерам пробраться в эти миры.

Вы трудились над образом Капитана Хэддока по тому же принципу, по которому создавали Цезаря?

Да. То, как Капитан Хэддок двигается, выражение его лица, его темперамент, все то, что формирует образ храбреца, — я вижу на экране, и это разрешает мне решать, как играться этого храбреца.

Как Вы вычисляете, обязана существовать номинация на премию Оскар за образы, созданные с применением разработки motion capture?

Эти роли должны выдвигаться в действующих актерских номинациях, поскольку актер и в том месте, и в том месте делает одну и ту же работу. Аниматоры завалили меня гневными письмами, в которых вопрошали: Как ты смеешь сказать о собственном персонаже, в то время, когда все эти люди трудятся над ним по окончании тебя? Мы также актеры. Они актеры в том смысле, что создают главные кадры, а компьютер соединяет точки, шепетильно отслеживает необходимый момент либо выражение лица и наделяет его чувствами. Но это не то, что делает актер. Актер находит эти эмоции вместе с режиссером либо сотрудниками по площадке в тот момент, в то время, когда тебе некогда срисовать либо оживить их посредством компьютера.

Вы имеете возможность сравнить собственную работу в Приключениях Тинтина и Тайной работе Санта-Клауса?

Она полностью различная. Тайная работа — это абсолютно анимированный фильм, трудясь над которым, ты стоишь в кабинке – ну, может, несколько часов – и подаешь реплики. В Тинтине у меня была игровая роль. Ты живешь, дышишь, принимаешь решения за собственного храбреца, начиная с первой страницы, и, заканчивая сто двадцатой, задействовав целый эмоциональный спектр. Анимационный фильм – это командная работа: пятьдесят человек трудятся над созданием персонажа. Ты отвечаешь за малую его часть.

Разработка motion capture, без преувеличения, дала актерам, снимавшимся в Приключениях Тинтина, пространство для маневров.

Люди говорят: Ты несёшь ответственность за перемещения персонажа и его эмоциональный фон. Нет! Я играю роль. В случае, если я сыграю не хорошо, вам ни за что не поменять этого, сколько бы текстур и слоёв вы ни наложите по окончании. Персонаж окончательно останется таким, каким его первоначально сыграл актер.

Какие конкретно трансформации случились с другим Вашим персонажем – Голлумом — со времен трилогии Властелин колец впредь до его приквела Хоббит: Неожиданное путешествие, котрый мы заметим в 2012 году?

Технологии дошли до для того чтобы уровня, что мы можем снимать Голлума в один момент с хоббитами. В трилогии меня сперва снимали на безлюдные пленки, после этого повторяли процесс на стадии performance capture, бывало, что и месяцы спустя. Сейчас же мы снимаем все разом, что, конечно, стремительнее и несложнее.

Вы кроме этого создаете персонажей для видео игр. Разрешит ли игрокам разработка motion capture в недалеком будущем становиться такими храбрецами, как Голлум либо Хэддок, и внедряться в сцены от их лица?

Определенно, да. Именно это на данный момент и происходит с Wii и Nintendo Connect. Так это и должно смотреться.

Обязан ли существовать Оскар за видео игры?

Игры никуда не провалятся сквозь землю. У BAFTA имеется номинация для игр, как вида мастерства. Академии также необходимо задуматься над этим.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: