Игры разума нормана бейтса

Мотель Бейтсов, современный приквел к известному фильму Альфреда Хичкока Психо мог закрыться по окончании первого же сезона. Практически во всех случаях именно это происходит с приквелами, сиквелами, новыми предположениями, возрождениями и переосмыслениями популярных фильмов либо телепроектов. Но скромному кабельному каналу AE и создателям шоу Карлтону Кьюзу и Керри Эрин не только удалось в течении четырех лет удерживать интерес зрителей весьма последовательным и интригующим повествованием, но понемногу поднимать планку, потому, что благодаря четвертому сезону Мотель Бэйтсов отныне есть эталоном того, как направляться снимать приквелы в целом.

Конечно, на заре разработки сериала имя Хичкока и наименование одного из известнейших его фильмов не имело возможности не привлечь к себе внимание тех, кто осознаёт, о чем обращение. Но вспомните, как довольно часто, применяя те же самые уловки, нам подсовывали прошлогоднюю булку вместо обещанного торта? И пускай временами повествование в Мотеле имело возможность легко пробуксовывать, образовывались, на первый взгляд, ненужные сюжетные линии, а любителям действия этого самого действия не хватало, интриги хватало с лихвой. Виды захолустного Уайт Пайн Бэй с висящей в воздухе влагой, легко туманным, с приглушенным и одновременно с этим отчетливым звуковым рядом, вызывал гнетущее чувство причастности — как будто бы ты сам то ли жил, то был в нем проездом. Ракурсы дома Бейтсов со стороны мотеля, увлечение Нормана таксидермией, постоянное внутреннее беспокойство – все эти грамотно вплетенные в канву рассказа подробности встречали отклик и подпитывали интерес.

Благодаря любви Кьюза и Эрин к Твин Пикс, поклонники мистерии Дэвида Линча смогли подметить в Мотеле Бейтсов отсылки к сериалу, среди которых торговля наркотиками; тайный бордель для избранных; участие шерифа; местячковый музыкальный конкурс; таинственные персонажи, появляющиеся из ниоткуда и исчезающие в никуда; присутствие федеральных агентов и без того потом.

С первых же серий при всем вероятном скептическом отношении к сериалу, в котором воздействие разворачивается Сейчас, самым сильным козырем шоу стали исполнители основных ролей Вера Фармига и Фредди Хаймор. Их Норман и Норма так органично вписываются в личное пространство друг друга, что забываешь, что они не настоящие сын и мать. Взаимоотношения, похожесть в вспышках и поступках чувств, чувство крепчайшей связи, как будто бы пуповина между ними так и не была перерезана. Они, как будто бы два кусочка паззла, идеально подходящих друг к другу, не давали ни мельчайшего шанса кому-то третьему подняться между ними, даже в том случае, если сами того иногда желали.

Телевизионный приквел весьма деликатно и не торопясь позволяет понять, откуда растут ноги у шизофрении Нормана, это милого ребёнка, умного, вежливого, могущего расположить к себе и столь же ужасающего в проявлениях гнева в моменты забытья. холодный расчёт и Коварство, к каким прибегает Норман в критических для него обстановках, в один момент восхищает, пугает и, как это не парадоксально, заставляет симпатизировать ему. Игры разума, происходящие в его голове, фактически в любой момент возможно растолковать и оправдать, исходя из этого глубоко в душе мы на его стороне. И, в мыслях ругая Норму за то, что она слепа, мы забываем, что сами слепы в собственной любви к Норману и втайне оправдываем Норму за ее легкомысленное отношение к проблеме.

Сейчас о четвертом сезоне, что был лучшим на сегодняшний момент, в особенности, принимая к сведенью последние эпизоды (внимание: вероятны спойлеры!). Наличие Психо постоянно подразумевало приближение развязки: Норман убивает Норму и наследует ее личность. Но как это случится и случится ли по большому счету в сериале постоянно оставалось тайной. Звездой четвертого сезона, непременно, есть Хаймор, что кроме этого написал сценарий к замечательнейшему восьмому эпизоду Вероломный. По мере того, как его Норман приближался к образу привычного психопата, Хаймор смог наглядно показать обстоятельства происхождения уже необратимой ярости и практически печали и осязаемого чувства одиночества его персонажа. В Вероломном продемонстрировано рождение глазка в хлипкой стенке гостиничного номера, Норман, размахивающий топором, и предательство Нормы.

Предпоследняя серия Вечность завершилась кульминационным моментом, которую ожидали целый сериал. Честно говоря, отравление угарным газом, это поэтическое и холодящее душу убийство/суицид, было последним, что возможно было себе вообразить, принимая к сведенью вспышки гнева Нормана. Но конкретно в этом методе ухода от действительности проявилась вся бесконечная любовь Нормана к его матери – Мы обречены быть совместно, не правда ли?. И Норма с новыми замыслами на судьбу, убаюканная песней Нормана, уснула, как узнается, окончательно.

В действительности, последняя сцена четвертого сезона Мотеля Бейтсов имела возможность бы стать финалом сериала. Создатели решили в противном случае, и через год нам предстоит оценить последний пятый сезон. Быть может, в нем мы снова заметим шерифа Ромеро, посетим Дилана и Эмму в Сиэтле а также увидим подъезжающую под дождем к мотелю Мэрион Крейн.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: