Хоббит: два шага вперед, три — назад

Давайте представим такую обстановку. Летом 2009 года в мире был показан фрагмент фильма Аватар, что, как все знали, угрожал революцией в стереоскопическом кинематографе. У части зрителей показ привёл к тошноте, головные и глазные боли, обстоятельством которых было не содержание, а невиданная глубина проекции. Определив об данной реакции, Джеймс Кэмерон передумал производить собственный фильм в столь восхваляемом им 3D, ограничившись спецпоказами в отдельных залах. Представили? Именно это и случится сейчас с Хоббитом.

Говоря о Кэмероне, нельзя не отыскать в памяти, сколько раз он балансировал на грани фола, до конца отстаивая собственную позицию перед главами киностудий. Так было с Терминатором, так было с Титаником, так было и с Аватаром. Он выходил за рамки бюджетов, отказывался от платов, отодвигал даты премьер из-за неготовности прокатных сетей, всегда ставят на карту собственную карьеру. И… побеждал. Дабы в следующий раз очередной собственной немыслимой идеей довести очередного знатного менеджера до зубовного скрежета.

А вот сейчас возможно какое количество угодно рассуждать о том, что не очень-то и хотелось и оперировать фразами в духе Джексон сам лучше знает. Сущность от этого не изменится. У безмерно гениального новозеландского режиссера, продюсера и сценариста, не обращая внимания на все его удачи, нет одного из двух крайне важных для настоящего уверенности качеств: и творца смелости в том, что он делает. А, возможно, и того и другого.

Что из того, что некоей части зрителей не понравилась плавность движений и чёткость картинки, которую снабжает частота 48 кадров в секунду? Что из того, что еще меньшей части грим актеров показался через чур очевидным, а декорации картонными? Разве это предлог, дабы отказываться от своих идей каковые вынашивались и пропагандировались несколько год? Отказываться спешно, потешно и нелепо. Пробуя наряду с этим завоевать размещение зрителей посредством третьей части, само рождение которой разъясняется рвением инвесторов подстраховаться.

Возможно, стоило набраться мужества, ударить кулаком по столу и гаркнуть что-нибудь непечатное новозеландское? Не иди на предлогу у испугавшегося управления трех студий, а склонить их к уступкам? Перенести дату премьеры, попросить еще денег, отказаться от более чем солидных платов? Словом, внушить всем, что он, Питер Джексон, готов вести зрителей и всю индустрию за собой, а не волочиться на поводке голливудских финансовых тузов?

Ничего этого уже не случится. Первая часть Хоббита будет выпущена в простом формате, и только некоторым счастливцам удастся заметить фильм в том качестве, в котором он и вспоминал. Революция превратилась в застенчивый опыт.

Но тут появляется один забавный вопрос.

В тот момент, в то время, когда стало известно об откате к стандарту столетней давности, Хоббит был на стадии пост-продакшен. Более того, возможно с уверенностью заявить, что большинство эффектов для первой картины уже была закончена. Эффектов, рассчитанных на 48 кадров в секунду. Другими словами на их создание был израсходовано вдвое больше средств, вдвое больше времени и вдвое больше вычислительных мощностей, не говоря уж об количествах хранения информации. Все эти затраты сейчас не удастся покрыть за счет широкого проката высокотехнологичной версии, поскольку его просто не будет.

Получается, что главы киностудий струхнули так, что готовы не обращать внимания на эти очевидные утраты? И это по окончании нескольких десятков критических заметок в Сети?

Ответ возможно куда печальнее. Они видели рабочие материалы Хоббита, и конкретно этим разъясняется их ужас. А это уже совсем иное дело.

P.S. Да, я знаю. ДЖЕКСОНГЕНИЙ!


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: