Госфорд-парк

Из немедля вышедших в прокат фильмов XXIV ММКФ все-таки «Госфорд-парк» заслуживает отдельного внимания. «Просветление» забавно, но через чур уж легковесно, ему до настоящего просвета — как до конца тоннеля. «Роковая дама» чувствительна, но через чур уж меркантильна и предсказуема. Но, фильм Олтмена также очень предсказуем.
Мы наблюдали его с сестрой-близнецом, так она сходу додумалась, кто нож воткнул, а я — кто убил в натуре. Практически одномоментно мы сообщили это друг другу. Возможно еще ничего не знать про способы и мотивы, но при минимальном опыте чтения детективных романов интуиция не подводит. Сестра заявила, по большому счету вижу все такое каждое воскресенье в «Чисто британских убийствах». Под серии гладить приятно, но для чего билеты брать? Так что вряд ли Олтмен снимал стилизацию детектива либо кроме того пародию на него, как написали многие. Для пародии это чересчур занудно в собственных нескончаемых подробностях, каковые так и не прекращаются по окончании убийства.

Иначе, жизнь британской аристократии 1932 года цветет, пышней некуда. В принципе Олтмен довел демонстрацию сословных ритуалов на тысячелетних газонах до полного совершенства. Его многофигурная композиция трудится, как часовой механизм, от дождливой погоды до «Испано-Сюизы», от охоты до файф-о-клока, от резонерства ветхой герцогини до незапланированной беременности ее внучатой племянницы, и неслучайно ускорения, перевертыша, взрыва так и не происходит. Не обращая внимания на вправду педалированно снятые «подозрения» — кража ножа, ноги убийцы, домашний концерт, в то время, когда все, как в большинстве случаев, помой-му друг друга видели, но кого-то все-таки не было, да и разгадка, в итоге — ничего не изменяется. Совершенство ответственнее пародии, в случае, если для полноты его кроме того пригодилось неотъемлемое сословие прислуги. Роли слуг выполняют актеры, не меньше известные, чем сыгравшие господ. В числе первых — Хелен Миррен, Алан Бейтс, Ричард Грант, Эмили Уотсон, а вторых — Майкл Гэмбон, Мэгги Смит, Боб Балабан, Кристин Скотт Томас.

Но, отсутствие сословного конфликта также не ново. Все это было шестьдесят лет назад в «Правилах игры» Ренуара, с которых открыто, как бы удостоверяя преемственность, скопирована сцена охоты. Лишь в «Правилах игры» в связи со случайным убийством перевертыш все же происходил, разрушая элегичность в кадре и подчеркивая элегию как жанр, а «Госфорд-парк» — не элегия так же, как не пародия. Фильм снимал Олтмен, что как начал с социальных мелодрам, так ими, наверное, закончит. Мелодрама тяжело определима в «Нэшвилле» либо «Прет-а-порте» конкретно по причине того, что социума в том месте довольно много, но сейчас Олтмен постарел, и все гармонизировалось. Чему нужно было вылезти, то и вылезло.

Лишь приоткрывая разгадку, возможно подметить, что вся неприятность — в деторождении, в его, в случае, если отбросить ханжество, немеханической, естественной природе при таком совершенстве сословного механизма. При всем честном народе в кадре по большому счету нет мелких детей. Слуги, само собой разумеется, умней господ, но все равно им хватает ума лишь на то, дабы скрыть правонарушение. Двое самых умных из них и, кстати, самых породистых (Келли Макдональд и Райан Филип), не взирая на всю любовь, в то время, когда сам всевышний приказал плодиться и размножаться, благополучно разъезжаются, в соответствии с статусу. Другими словами Англия 1932 года — только пример социального механизма, что при любом совершенстве полностью бесплоден. И чем больше ты вписан в социум, тем меньше ты плодоносишь. Пачкать пеленки, галдеть и приставать с вопросами никто тебе не будет.
Столь сентиментальный суть «Госфорд-парка» говорит о том, что сам Олтмен в далеком прошлом уже дед. Но присутствие хоть какого-либо смысла выгодно отличает фильм от вторых жанровых поделок прошлого фестиваля, и обусловившее его занудство возможно счесть как недочётом, так и скрытым преимуществом.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: