Джонатан нолан: «темный рыцарь 2″ приведет готэм к краху»

Повесть о двух городах, в которой идет обращение о классовой борьбе в Европе 18-ого века, Чарльз Диккенс начинает словами: Это были самые лучшие времена, это были самые нехорошие времена До всемирный премьеры Чёрного рыцаря 2: Восстановление легенды осталось менее 2-х недель. В интервью порталу ComingSoon Джонатан и Кристофер Нолан говорили о завершении трилогии Чёрный рыцарь и о прямых и косвенных аллюзиях к произведению Чарльза Диккенса.

Кристофер Нолан: В то время, когда Джонатан продемонстрировал мне первый вариант сценария, в нем было страниц 400. Он содержал кучу материала. Вручая мне его, Джонатан сообщил: Тебе нужно отыскать в памяти Повесть о двух городах, которую ты, само собой разумеется, просматривал. Я ответил: Конечно. В то время, когда я приступил к чтению, то был запутан несколькими вещами и осознал, что ни при каких обстоятельствах не просматривал Повесть о двух городах. А ведь я верил в обратном. Я дотянулся книгу, прочел ее, и она мне безумно понравилась. Я додумался, на что намекал мне брат В то время, когда я редактировал сценарий, все мои замечания касались повести.

Не обращая внимания на то, что уже на протяжении производства в сюжете Чёрного рыцаря 2 прослеживалась сообщение с настоящими социополитическими событиями, Джонатан Нолан отмечает, что изучение классовой войны в фильме не ограничено только современной борьбой.

Джонатан Нолан: Дэвид и Крис приступили к формированию истории в 2008 году сразу после выхода в прокат Чёрного рыцаря. Это произошло перед тем, как грянул всемирный кризис и связанные с этим последствия. Не обращая внимания на влияние, которое оказывали на меня происходящие события, я искал воодушевления в хороших фильмах и старых книгах Я осознавал, что в третьей части нам нужен наилучший метод выражения. Все фильмы франшизы грозились вывернуть Готэм наизнанку, привести его к провалу. Первые две части данной цели не достигли, а у третьей это оказалось. По мне, Повесть о двух городах являет собой самое душераздирающее изображение узнаваемой цивилизации, которая распалась на части на протяжении террора, творящегося в Париже в то время. Тяжело себе представить, что все может зайти так на большом растоянии.

Кроме темы классового противопоставления, эпический масштаб произведения Диккенса кроме этого соответствует видению Ноланом того, как обязана закончиться его трилогия.

Кристофер Нолан: Мы ощущали, что это действительно для того мира, с которым мы имели дело. То, что сделал Диккенс в собственной книге, объединив всех собственных храбрецов в одну неспециализированную историю, и сделал это с свойственным ему эмоциональностью и драматизмом, соответствовало тому тону, что мы искали.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: