Джон туртурро: «джон стоун умеет выживать»

Исполнитель ключевой роли в мини-сериале Ночь Джон Туртурро в интервью изданию Entertainment Weekly сказал о собственном влиянии на храбреца, о страданиях, каковые доставили ему съемки в Нью-Йорк Сити зимний период без зимней обуви и его дружбе с покойным Джеймсом Гандольфини, что изначально должен был сыграть роль юриста Джона Стоуна.

Вы из тех актеров, которых нью-йоркцы довольно часто встречают в публичных местах, в метро, к примеру. Я вот видел Вас на фермерском рынке.

Ага, я и сейчас в том месте был. Я в том месте многих знаю.

Таков и Джон Стоун в Ночи. Он юноша, что не сооружает из себя серьёзную особу. Мы приветствуем его при встрече.

Он из тех, кто выживает. У него полно неприятностей, у него экзема, но он относится к себе с юмором. А мы так как снимали в Нью-Йорке зимний период, исходя из этого мне все время было холодно. Особенно мерзли ноги.

Это помогало Вам изображать разочарование, которое испытывал Ваш персонаж?

Типа того. Но я постоянно насаждался данной ролью – его образ прописан легко чудесно. Сценаристы покинули мне много места для собственного воображения. Исходя из этого все то, что мне необходимо было играться, я имел возможность подсмотреть у настоящих людей, тех, кто был похож на Стоуна либо был полной его противоположностью.

Как кто, к примеру?

Ну, я виделся с одним крутым юристом из Бруклина. Его кличут Кенни Монтгомери. Вам нужно его заметить, он похож на Идриса Эльбу. Громадный сильный юноша, прекрасный и харизматичный. Он свободно может стать звездой шоу. Он совсем не похож на того, кого я играюсь, и, однако, он сильно помог мне в работе.

Так о чем Вы с ним говорили?

Он смог светло сформулировать, что от него требуется, дабы получать на судьбу. Он поведал, что не так-то от определенных дел на эмоциональном уровне. Он был весьма правильным – то же самое происходило и с Джоном Стоуном. Он растолковал, что творится в его голове, в то время, когда чья-то жизнь находится в его руках. И я сообщил себе: Вау, сейчас я осознаю все несколько лучше.

Вы видели, как он трудится в зале суда?

Нет, в то время у него не было слушаний. Да мне это и не было нужно. Он совершил со мной довольно много времени, легко говоря о тех вещах, о которых желал. Я иногда разговаривал с ним на протяжении съемок, и он великодушно давал мне рекомендации.

Вы следили за юристами в фильмах?

О, да. Я внимательно следил на Полом Ньюманом в Вердикте. Я прямо ощущал, что данный мир создан для таких, как Ньюман, Уолтер Мэттау, Джек Уорден. Я знаю персонажей Сидни Люмета. Парней, каковые ели сэндвичи и держали рации в руках. Это чувство ветхого Нью-Йорка, тут присутствует цвет, и имеется многозначительность.

У Вас великолепно получаются диалоги Ричарда Прайса – слова так и льются.

Я отлично знаю Ричарда. Я трудился с ним в нескольких проектах, я просматривал его книги. Я снимался в Цвете денег, что он написал, и в Толкачах, которых он приспособил со Спайком Ли. Кстати, из Толкачей оказался бы хороший восьмичасовой сериал.

Что имеете возможность сообщить о команде, с которой Вы трудились в сериале?

Что тут сообщишь? Она была красива. У меня сложились хорошие отношения с Ризом. Весьма гениальный настоящий трудяга и парень. Именно поэтому сопереживать его храбрецу, Назу, было существенно проще. Билл Кэмп, что игрался детектива Бокса, легко прекрасен. С знаю его с его первой роли. А какое количество раз я видел его на сцене. Я был весьма рад, что мы снялись совместно. А если вы взглянуть на Дженни Берлин – она совсем правдоподобна в роли прокурора. Я трудился с ее мамой, Элейн Мей. Я ставил пьесу на Бродвее, которую она написала. Я громадный поклонник их обеих.

Вы снялись примерно в ста картинах, у вас пара режиссерских работ, но на ТВ Вы оказались нечасто.

Я снялся в восьмисерийной драме Bronx is Burning, в двухчасовом телефильме Погром в понедельник вечером и в мини-сериале Радостная страница сто лет назад.

И Вы практически отказались от Ночи, это правда? Роль Стоуна изначально писалась для Джеймса Гандольфини. И по окончании его смерти ее внесли предложение Вам?

Да. И я отказался, заявил, что не могу из-за Джеймса.

Он был Вашим другом?

Да, он был хорошим человеком. Мы трудились совместно в фильме, что я снял, сигареты и Любовь. Я был на его свадьбе. Я был на его похоронах.

Как Вас уговорили на эту роль, над которой он уже начал работату?

Мне продемонстрировали пилот, и я не желал его наблюдать. В конце была одна сцена с его участием. Я наблюдал ее с одним закрытым глазом. Позже я начал уговаривать себя: Ну хорошо, допустим, он сыграл Гамлета, а на данный момент я сыграю Гамлета. Это помогло.

Вы говорили с людьми, каковые знали Гандольфини?

Само собой разумеется. Его менеджеры подбадривали меня. И я сказал с его женой. Мой гример трудился в сериале Клан Сопрано, и мы с ним обсуждали Джеймса. Мы смеялись, в силу того, что Джеймс ненавидел грим, а я часами сидел в гримерке. Для меня данный юноша-гример стал как будто бы заячья лапка на успех. Мне хотелось сделать хорошую работу и для себя, и для моего приятеля.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: