Дэвид аркетт: «крик 4″: веселье начинается»

Пятнадцать лет назад ужасный звонок телефона породил одну из самых успешных хоррор-франшиз – Крик. На пресс-конференции, приуроченной к выходу фильма Крик 4 во всемирной прокат, актеры Нив Кэмпбелл, Дэвид Аркетт и Кортни Кокс отвечали на вопросы журналистов.

Нив, Вам было легко возвратиться к образу Вашей героини, спустя десятилетие?

Нив Кэмпбелл: Да. Уже 15 лет я играю роль Сидни Прескотт, исходя из этого мне было нетрудно возвратиться к ее образу. Я взяла наслаждение, производя перерасмотрение все части фильма перед тем, как мы приступили к съемкам Крика 4. Было приятно ощутить, что они все еще держат тебе, как зрителя, в напряжении.

Кортни, играясь журналистку, Вы взяли представление об данной профессии?

Кортни Кокс: Ну, я играюсь особую журналистку. У Гейл в любой момент на первом месте идея о том, как бы ей прославиться, и она, в большинстве случаев, применяет для этого любой шанс. Итак, спустя десятилетие, в то время, когда убийства возобновились, она приложив все возможные усилия пробует учавствовать в их расследовании, дабы по окончании написать стать и книгу известной. Мозг у нее действует в одном направлении. Мне нравится играться таких эгоистичных дам. Это радостно, но журналистика тут не при чем. Вся фишка в том, что Гейл жаждет славы. Она весьма желает докопаться до правды и первой опубликовать ее, но, в некоей степени, она достаточно наивна.

Что вы желаете поведать новому поколению зрителей вашей историей?

Дэвид Аркетт: В течение 15 лет мы делали эти фильмы и устанавливали между ними сообщение. Четвертый Крик возвращает к судьбе первый, и веселье начинается. Со времени последней, третьей части, прошло 10 лет, и за эти годы показались другие фильмы кошмаров, поведанные по-иному и при помощи новых разработок. Это здорово. Было весьма интересно следить за молодыми актерами, задействованными в Крике 4, в силу того, что они сильно напоминали нам нас самих, в то время, когда мы пришли на съемочную площадку первого Крика. Своим присутствием они порождали какие-то электрические разряды, каковые возвращали меня на 15 лет назад. Думаю, зрителям нужно будет вспомнить ветхие хоррор-фильмы. Пару дней назад я говорил с девушкой моего приятеля, которой было 9 лет, в то время, когда ее угораздило взглянуть Крик. С того времени она по большому счету не наблюдает хорроры. на данный момент ей 20-с-чем-то-лет. Как скоро летит время…

Уэс Крэйвен владеет редким бесплатно удерживать напряжение в течение всего фильма. Каков, на ваш взор, его секрет, что делает его фильмы такими ужасными?

Кортни Кокс: Он потрясающий режиссер; на сегодня он снял четыре фильма данной франшизы, но все равно находится в поиске. Он желает постоянно быть в курсе всего, что происходит около. Я, не воображаю себе, что такое MySpace (сайт сетевых сообществ – прим. Редакции), а ему имеется до этого дело, он что-то в том месте изучает. Он всегда состязается с самим собой. Да и то, как он снимает Лицо Призрака, как тот наклоняет голову, это так жутко – и в этом целый Уэс. Он, как будто бы хореограф, в то время, когда дело доходит до Лица Призрака. Он просто хороший режиссер.

Нив Кэмпбелл: Все дело в кадрах, музыке и хронометраже. Марко Белтрами написал музыку для всех четырех частей. Уэс вышел на него через интернет, и сейчас Марко весьма успешный композитор. У Уэса особенное чутье на людей — это относится и актеров, и сценаристов, и многих вторых экспертов, занятых в кинобизнесе. И у него кроме этого все в порядке с юмором и нагнетанием обстановки.

Дэвид Аркетт: Он придумал весьма ужасную штуку в фильме, связанную с качающимися растениями. Тут, понимаете ли, талант требуется.

По окончании съемок в фильмах аналогичного жанра, как вы возвращаетесь к обычной судьбе?

Кортни Кокс: Принимаю тёплый душ.

Нив Кэмпбелл: Мы довольно много шутим и радуемся на протяжении съемок. Мы частенько ходим совместно пообедать, выпить бокал хорошего вина, посмеяться. Кроме того на протяжении самых ужасных моментов не появляется чувство, что мрак около сгущается, в силу того, что в отечественных фильмах полно всяких дурных шуток.

Кортни Кокс: Если бы меня пригласили сниматься в фильме, где обращение шла об одержимости сатаной и тому подобное, я бы, вероятнее, отказалась, в силу того, что это весьма страшно. А тут, все, что вам нужно — это рука и попкорн приятеля, в которую возможно вцепиться в необходимый момент.

В то время, когда вы смотрите хоррор, в самой ужасной его части ваши глаза обширно открыты, наполовину прикрыты, и вы любите покричать?

Кортни Кокс: Последние два пункта.

Дэвид Аркетт: Я нахожу наслаждение в грамотной аудитории. Обожаю наблюдать хорроры с настоящими фанатами этого жанра, в то время, когда все напряжены, загружены в происходящее на экране и кричат к месту. Вот тогда все около оживает и обретает действительность.

Нив Кэмпбелл: Отечественные фильмы похожи на американские горки – их весьма радостно наблюдать. В большинстве случаев я закрываю глаза и кричу изо всех сил на протяжении сеанса.

Как вы, парни, ощущали себя, окруженные молодым актерским составом?

Нив Кэмпбелл: Это было супер! Мы с Кортни наблюдали друг на друга, как будто бы желали сообщить: Да мы им в матери годимся!

Кортни Кокс: А я и в бабушки!

Нив Кэмпбелл: Молодежь была превосходная. Они пришли в проект с таким энтузиазмом. У них за плечами уже большой послужной перечень, и они превосходно продемонстрировали себя.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: