Дэниел рэдклифф: «будет весело напугать всех до смерти!»

В хорроре Дама в тёмном Дэниел Рэдклифф предстает перед зрителями в роли отца-одиночки, не легко переживающего утрату жены. в первых рядах, но, его ожидает еще одно не меньше тяжелое опробование. О собственном дебюте в жанре фильмов кошмаров актер расказал журналистам ресурсу Cinema Blend.

На протяжении съемок Гарри Поттера у Вас была возможность трудиться и над вторыми проектами, но в Даме в тёмном Вы, вправду, в первый раз по окончании сериала сыграли ключевую роль. Испытывали ли Вы давление, выбирая, какая роль будет следующей по окончании Гарри?

Нет, не испытывал. По большому счету никакого давления в отношении данной роли не было, правда. Лишь на данный момент я испытываю что-то похожее на прессинг (смеется). Когда я прочел сценарий, я принял самое легкое в моей жизни ответ. Сценарий был фантастический. Параллельно я разглядывал еще пара предложений, но эти роли не были кроме этого хороши, кроме этого выверены и кроме этого идеально вписаны в сценарий, как роль Артура Киппса. Я желал его сыграть, и я знал это с первых секунд. И еще я не ожидал, что Дама в тёмном будет фильмом кошмаров. В то время, когда мне кто-то об этом сообщил, я задал вопрос: Что, правда? Ни на секунду не пологал, что первый же фильм по окончании Гарри Поттера окажется хоррором. Прочтя сценарий, я поразмыслил, что будет радостно напугать всех до смерти.

Вы любите данный жанр?

И да, и нет. Я не особенно обожаю современные хорроры. Я к ним холоден. И еще, я не имел возможность сниматься в полноценном хорроре, в силу того, что не выношу вида крови. У меня, действительно, неприятности с кровавыми сценами, они выбивают меня из колеи, для чего, фактически, они и существуют, но мне не доставляет наслаждения кроме того наблюдать их, не то дабы принимать участие. Но напряженный, умный, уникальный хоррор мне по вкусу. В собственной работе мы оглядывались на фильм Другие, в силу того, что мы ощущали, что нам нужен тот же тон, мы пробовали подражать ему. Сияние, возможно, мой самый любимый ужасный фильм. Не пологаю, что возможно опасаться еще больше.

В Вашем фильме будет кровь. В сцене с лифтом?

Да, но осознаёте, в то время, когда кровь появляется естественным образом, все нормально. Но в то время, когда мне кровищу, и что-то в один момент происходит с людьми, у меня появляется чувство, что все это неуместно, неправильно. Ненавижу это.

Хоть Вы и не Гарри Поттер, но Вы игрались его в течении многих лет. Вам требовалось время на детоксикацию, дабы начать выбирать другие проекты?

Нет, совсем не потребовалось (смеется). Между мной и Гарри имеется довольно много неспециализированного, я, вправду, прожил с ним так продолжительно. Но в то время, когда я в первый раз ступил на площадку Дамы, я совсем конечно почувствовал себя вторым персонажем. Нужно мной не требуется было проводить сеанс экзорцизма. Я совершил фантастическое время, снимаясь во всех сериях о Гарри, и я не желаю забывать о нем. Я обожал это время. В то время, когда я начинал играться Гарри, будучи мелким мальчиком, я думаю, это был я, Дэн, что сказал фразы от лица Гарри, вкладывал собственные, Дэна эмоции, а Гарри мне дарил собственные. Сейчас же, было весьма приятно начать новую экранную судьбу и заявить: Окей, начнем сначала. Данный храбрец не будет иметь ничего общего с Гарри. Мне это весьма нравится.

Давайте тогда поболтаем об Артуре Киппсе. Вы неженаты, у Вас нет ребенка, и, наверное, Вы ни при каких обстоятельствах в жизни не видели привидения. Что Вам потребовалось, чтобы выяснить, что происходит у Артура в голове?

Супруга Артура погибла при родах пара лет тому назад. Это потеря опустошила его абсолютно, отдалила от сына, от мира, от всего. Я пара часов сказал с психологом, которая оказывает помощь таким людям, как Артур, в силу того, что, как вы сообщили, я не имел возможности четко представить себе, что происходит в голове людей, переживших подобную утрату. Позднее я прочел несколько специальных книг, из которых почерпнул массу информации о том, как ведут себя страдающие от депрессии люди. Посредством взятой информации ты начинаешь осознавать, как вести себя под камерами. Еще мне сильно помогло общение с двумя моими приятелями, находящимися в депрессии. В действительности, депрессия — это и физическое заболевание, а не только психотерапевтическое. К примеру, утром нереально встать с постели. Приходится сделать несколько попытку. В общем, в то время, когда я в первый раз стал Артуром, я был полностью истощен физически и душевно.

Похоже, Вы окунулись в образ с головой. А Вы можете переключаться и отвлекаться от работы в перерывах?

Непременно, да! Я ни при каких обстоятельствах в жизни не пользовался способом полного погружения в роль. Алан Рикман и Рэйф Файнс оба придерживаются его, может и не на все 100%, но они старались оставаться в образах и вне камер. Майкл Гэмбон, наоборот, в перерыве постоянно болтал о чем ни попадя впредь до команды Мотор! Позже он просто вступал на площадку и преобразовывался в Дамблдора. Мне постоянно нравилось следить за подобными превращениями. Я думаю, это верно — не пробовать быть своим храбрецом все время. Лучше мочь абсолютно концентрироваться на собственной работе на маленький период, в то время, когда идет съемка, а в то время, когда она заканчивается, мочь расслабиться, поразмыслить о чем-нибудь постороннем, пойти прогуляться, а позже возвратиться и опять войти в образ.

Как Вам работалось с режиссером Джеймсом Уоткинсом?

Он хороший режиссер, весьма практичный. Он дает правильные указания и растолковывает, что ему необходимо с целью достижения цели. Мне весьма понравилось трудиться с ним, в силу того, что у меня самого имеется рвение стать режиссером, и, замечая за ним, я определил очень многое, что требуется для этого. Помимо этого, Джеймс весьма приятный человек, что превращает работу с ним в наслаждение.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: