Брайан сингер: операция валькирия без круза была невозможна

Режиссер фильма Операция Валькирия Брайан Сингер поведал ресурсу Joblo о работе над картиной.

Так как мы проводили кое-какие изучения по окончании просмотра фильма, мы не могли поверить, как исторически точно большая часть фактов, приведенных в фильме.

Да, мы совершили довольно много времени, контролируя и выясняя подробности. Крис и Натан (со-сценаристы) совершили огромную исследовательскую работу, готовя сценарий, и в то время, когда мы добрались до Германии, у нас было все, начиная от встреч с представителями семьи Штауффенберг и до совместного ланча с телохранителем Гитлера. (смеется).

Правда?

Да. И будучи в Германии, мы поняли всю важность данной истории для германского народа. Достоверность нежданно стала приобретать первостепенное значение с каждым днем, пока мы были в том месте.

Как на большом растоянии продвинулись Натан и Крис в сценарии, в то время, когда они его Вам представили?

У них был черновик сценария. Я уже просматривал кое-что из того, что Крис написал ранее, а данный набросок по различным обстоятельствам зацепил меня, и я купил его у Криса с изначальным намерением совместной с ним работы над сценарием. Мы отнесли данный черновик в кинокомпанию United Artists и договорились с ними, что снимем по этому сценарию маленькой характерный фильм. Конкретно таковой фильм мы и предполагали снять. На этом и порешили.

И лишь по окончании встречи с Томом, в то время, когда мы встретились с ним энтузиазм по поводу проекта и физическое сходство со Штауффенбергом, наровне с его мастерством актера, мы с Крисом задумались: «А не это ли нам необходимо?» А позже на обложке одной из биографий Штауффенберга мы заметили весьма провокационную фотографию. Я посмотрел на Тома, Том – на фотографию, и вопрос сам собой повис в воздухе: «Может, сделаем это?»

Достаточно скоро Круз превратился из главы студии в актера, и мы стали подбирать другую съемочную группу.

Какие конкретно появляются сложности, в то время, когда Том Круз подписывает договор на съемки в фильме? Как это меняет процесс производства?

Что происходит в начале и есть хорошим причиной, так это то, что появляются совсем иные маркетинговые возможности для фильма. Совсем новый уровень интереса к картине. Это разрешает тратить больше денег, трудиться сверхурочно и не экономить на людях, каковые задействованы в ходе, конечно проводить довольно много натурных съемок и иметь возможность воображать исторические нюансы. И это все весьма дорого. Костюмы весьма дорогие. Мы используем настоящие самолеты, настоящую взрывчатку и 800 зрительных эффектов, так, что вы кроме того не подмечаете отсутствие у главного храбреца руки, глаза и пальцев.

За исключением Тома, большая часть актеров в фильме — англичане. Это было осознанное ответ либо итог попытки отыскать самых лучших актеров?

Мы самых-самых. У нас было два германских актера: Кристиан Беркел и Томас Кречман, а Карис ван Хоутен голландка Я был уверен, что манера общения Тома с ними должна была быть похожа на европейскую, исходя из этого на площадке случилось некое сглаживание как английских, так и германских выговоров.

Я снимал фильмы по комиксам, и мы делали храбрецов этих комиксов настоящими людьми, каковые жили, наблюдали, писали в некотором роде. Чем тщательнее ты трудишься, тем настоящее становятся для тебя эти люди. И исходя из этого кастинг делается неотъемлемым элементом процесса для тебя. А с этим кастингом Кроме того с Хью Лори та же история. Я пробовал его на роль в фильме Врач Хаус а также не знал, что он англичанин! Это был сюрприз. Я наблюдал его на пленке и пологал, что он американец.

Циник имел возможность бы заявить, что кое-какие из бунтовщиков заботились о своем будущем по окончании окончания Второй мировой. Вы верите в то, что эти люди были полностью альтруистичными в собственных попытках свергнуть режим гитлеровского правительства?

Фильм освещает события тех лет, и как те храбрецы были вовлечены в те события, но я сообщу Вам вот что. Мы сняли документальный фильм для Исторического Канала (History Channel), и в том месте было интервью с Бароном фон Безелагером, самым ветхим участником сопротивления, что скончался практически сразу после этого интервью. Так вот, он говорил о Хеннинге фон Трескове и заявил, что чтобы понять, о чем думали участники этого сопротивления, нужно знать о том, что фашисты убивали по 16 тысяч людей в сутки. И эта цифра не включает армейские утраты. Это были убийства, и они имели данные лишь об этих цифрах. Но, возможно, масштаб правонарушения был шире. Они не были в Освенциме и ничего не знали об подлинной картине.

Нереально выяснить подлинные мотивы каждого из участников сопротивления, по причине того, что лишь они сами по-настоящему знали, кем были в действительности. Но то знание, которое мы взяли, изучив их письма и послания, их презрение к Гитлеру, его истреблению и войне иудеев, показывает на то, что это занимало их умы.


Интересные записи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: